87

«Уходящий ребенок». Максимка борется с травмой, несовместимой с жизнью

Семья решила уст­роить Максимке маленький праздник. Во двор выкатили велосипед, мама взяла на работе отгул и села лепить вареники к обеду, велев Максимке более чем на полчаса от дома не отлучаться. Но беде и нескольких минут хватит, чтоб покорёжить жизнь навсегда.

На тихой улице

По лесному бурятскому посёлку, где печки топят дровами, а на лужайках лениво пасутся гуси и козы, на бешеной скорости нёсся «жигулёнок». За рулём сидел не молодой лихач, а вполне себе разумного возраста мужчина: 46 лет, но который, как говорят односельчане, обожал скорость. Эта страсть подводила его не раз: и корову сбивал, и чужие машины таранил. А в тот день он поспорил с приятелем, кто быстрее промчит путь в 7 км от одной деревни до другой.

Пари закончилось катастрофой: на скорости 115 км/ч (это установила экспертиза) машина смела с дороги двух пацанов, словно былинки. Лихач, машина которого перевернулась несколько раз, остался невредим, не считая сорванного ногтя на мизинце. А вот мальчики... Одному от чудовищного удара оторвало голову, второй (это был Максимка) пролетел в воздухе 48 метров и упал на кучу мусора с проломленной головой и раскрошенными шейными позвонками. Мусор смягчил падение, иначе были бы ещё десятки переломов.

В больнице выяснилось, что ребёнок невероятным образом остался жив - спинной мозг был практически разорван, и голова держалась за счёт кожи и некоторых мышц. «Скорая» быстро доставила парнишку к реаниматорам - машина случайно ехала мимо, когда произошла эта трагедия. Нейрохирурги районной больницы сделали сложнейшую операцию - трепанацию черепа и сшивание спинного мозга. Но родителей предупредили, что шансов выжить у мальчика практически нет. С такими травмами в мире не выжил ещё никто. Даже дышать ребёнок самостоятельно, без аппаратов, не может - не работает диафрагма.

Безнадёжный?

Прошло два года. В каких только больницах не побывали мама с Максимкой, каких только лекарств не пришлось им доставать! Всюду врачи говорили, что Макс - «уходящий ребёнок». Таким щадящим словосочетанием заменяют медики слова «умирающий» и «безнадёжный». От слов местная медицина перешла к делу. Было решено выписать мальчика из больницы домой - как овощ, на который не имеет смысла тратить усилия лекарей. В «гуманных» целях чиновники от медицины постановили даже организовать для ребёнка хосписную палату в родном посёлке. Чтоб умер в комфорте.

Слово «хоспис» разозлило родителей Максима. Хоспис отбирал у них надежду, перечёркивал все усилия, их ежедневный труд по спасению сына. Вера в то, что местные врачи делают всё от них зависящее, у них пошатнулась, и они начали переписку с различными клиниками страны.

Первыми, кто откликнулся на отчаянный крик о помощи, стали врачи из Курганской клиники им. Илизарова. Возможно, этих специалистов привёл в далёкий посёлок профессиональный интерес - они не могли поверить, что ребёнок с такими травмами жив! Илизаровцы прилетели и сделали операцию: укрепили шею металлическими пластинами.

Теперь голова Максима перестала лежать на боку, выпрямилась - он может сидеть в коляске и видеть мир не только через больничное окно. Через благотворительный фонд илизаровцы помогли купить для мальчика дорогостоящий переносной аппарат искусственной вентиляции лёгких. С ним он смог трое суток продержаться в поезде, пока семья ехала в Курган на курс реабилитации. В доставке тяжелобольного ребёнка самолётом бурятский Минздрав отказал - нет денег.

- Мы, похоже, надоели всей медицине в родной республике, - вздыхает мама Максима. - Даже простую справку о том, что мы являемся пациентами такой-то больницы с таким-то диагнозом, нам дают не сразу. Сколько же чёрствых людей среди врачей! Зато сколько добрых вокруг! Когда мы ехали поездом до Кургана, проводники вагона организовали ребёнку бесплатное горячее питание, следили за тем, чтобы электричество было бесперебойным, - нам нужно пять розеток для аппаратов, обеспечивающих жизнь сыну.

В том, что десятилетний Максим Удовиченко - уникальный пациент, уверены все. Сибирское здоровье, жажда жизни, весёлый нрав помогают ему бороться. Появился конкретный план лечения. Мальчику требуется аппарат, который вживляется в диафрагму, заставляя её работать, помогает лёгким дышать. Аппараты делают в Германии, операции по их вживлению тоже проводят только там. Стоит всё это сумасшедших денег - 187 тыс. евро! Папа Максима работает лесником, получат 10 тыс. руб. в месяц. Помощи от Андрея Черкин­ского (искалечившего мальчика и должного по суду семье почти 1 млн руб.) ждать устали. Он не отвечает на звонки, не пускает даже во двор, морочит голову судебным приставам, хотя небеден - промышлял золотодобычей.

Фонд «АиФ. Доброе сердце» начинает сбор 187 000 евро на лечение 10-летнего Максима Удовиченко из Бурятии.

Тем, кто хочет помочь

Теперь пожертвование можно отправить на наш счёт в Сбербанке: БФ «АиФ. Доброе сердце», номер сч. 40703810838090000738 в ОАО «Сбербанк России» (Москва), ИНН 7701619391, БИК 044525225, Корр. счёт 30101810400000000225. Назначение платежа: программа «АиФ. Доброе сердце» (НДС не облагается). Платежи принимаются без комиссии!

Отправьте SMS на номер 7522, указав слово: доброе (пробел) сумма или номер 3116, указав: dobroe (пробел) сумма (пробел) имя подопечного или с помощью банковской карты через сайт: www.aif.ru/dobroe

Тел.: (916) 941-41-12; (495) 623-61-87; 646-57-89 (доб.4428).

Сайт www.aif.ru/dobroe. Е-mail: dobroe@aif.ru.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах