aif.ru counter
443

«Святой? Мужик и мужик». Как казанское духовенство привело Распутина к царю

Григорий Распутин был убит 100 лет назад.
Григорий Распутин был убит 100 лет назад. © / Commons.wikimedia.org

100 лет назад, 30 декабря 1916 года, в Москве был убит Григорий Распутин. Его биография за минувший век изучена основательно, особенно петербургский период, время его сближения с царской семьёй. Между тем именно Казань сыграла решающую роль в его судьбе. Об этом «АиФ-Казань» рассказывает доцент Казанской Православной Духовной семинарии, известный краевед Анатолий Елдашев.

Отметим, что казанская пресса живо откликнулась на убийство Распутина. В частности, газеты «Казанский телеграф» и «Камско-Волжская Речь» в нескольких номерах дали пространные отчёты, версии и комментарии об этом событии. Статьи вышли под названиями: «Смерть Распутина», «К убийству Распутина», «Подробности убийства Распутина», «По поводу убийства Распутина», «Убийство Распутина». Между тем, собственно казанский период жизни старца остается малоизученным. 

Блудный сын

Григорий Распутин родился 9 января 1869 года в семье крестьянина Ефима Яковлевича и его жены Анны Васильевны. На следующий день младенец был крещён с именем Григорий в честь святителя Григория Нисского. 

Среди односельчан он стал выделяться среди односельчан своим странным для них поведением и в 23 года (с 1892 года) начал ходить по святым местам, хотя к этому времени у него уже была семья. Он женился в 1887 году на односельчанке Прасковье Фёдоровне Дубровиной (умерла в ссылке в 1933 году в Салехарде). Несчастье сразу же поразило молодую семью - в младенчестве умерли все трое их детей. Это глубокое душевное переживание и подвигло его вымолить жизнь для следующих детей.

В молодые годы, работая ямщиком, Распутин вёз будущего духовника царской семьи, тогда ещё иеромонаха Феофана (Быстрова) в Верхотурье (спустя двенадцать лет именно епископ Феофан, духовник царской семьи и способствует сближению с ней Распутина). Неторопливый разговор произвел переворот в душе молодого Распутина. Душа его давно уже ждала такой беседы – о «Боге милостивом, который ждёт возвращения к Себе блудного сына до последнего человеческого вдоха, и в час двенадцатый прийти к Нему не поздно». Феофан сказал ему главное: «Иди и спасайся». После этого Григорий начал странствовать, вначале в ближайшие монастыри, потом в Верхотурский Николаевский, собирал деньги на постройку храма.

Обычно странники не имели ни дома, ни семьи, ни детей. Распутин всё это имел, и был по-своему заботливым отцом и мужем, домовитым хозяином. Всегда помнил, что у него есть очаг, к которому он возвращался.

Странник

Григорий Распутин
Григорий Распутин Фото: creaitve commons

Странник Распутин, «калика перехожий», питался милостынею именем Христовым, прошёл пешком тысячи вёрст, посещая и молясь в Абалакском Знаменском, Свято-Николаевском Верхотурском монастырях, Оптиной пустыни, Киево-Печерской лавре. Молился в московских и в петербургских храмах. Дважды доходил до Иерусалима.

В старину странничество было важной частью жизни на Руси. Каждый крестьянин хоть раз в жизни совершал паломничество по святым местам – как правило, ходили в знаменитые монастыри, прославленные мощами великих святых и чудотворными иконами. Паломничали и дворяне, правда, в каретах, а крестьяне шли пешком с котомкой за плечами. 

Странников с радостью встречали в сёлах и деревнях, устраивали их на ночь, кормили, снабжали деньгами, продуктами на дорогу, поминальными записочками. Жадно слушали их рассказы о посещении святых мест, о встречах с духононосными монахами, старцами. Крестьяне видели в них «божиих людей», молитвенников за свою трудную жизнь. Они видели в странниках последних хранителей исчезающей богоугодной старины. Как часто вспоминал впоследствии Распутин, он шёл пешком без еды или с краюхой хлеба по 2 – 3 суток, проходя десятки вёрст в любое ненастье, от села к селу, от монастыря к монастырю. В этих странствиях и пришла к нему особая форма молитвенного стояния. Странничество, как чисто русское православное явление в конце XIX – начале XX веков уже уходило из обыденного сознания. 

Несомненно, он это чувствовал, присматривался к поведению старцев Оптиной, Глинской пустынь, схимонахов. В странствиях он научился безошибочно распознавать людей. Святое Писание, поучения великих пастырей, бесчисленные проповеди, им выслушанные, всё впитала, всё вобрала в себя его цепкая память. Ему было дано и то, что достаточно наложить на больного свои нервные, беспокойные руки – и болезни растворялись в них. Он постиг свою силу.

Его рано стал тяготить крестьянский уклад жизни с его непосильным трудом, однообразием и рутиной. Стал часто задумываться о радужных огнях загадочной городской жизни. И здесь своеобразным маяком на его безбрежном пути достаточно неожиданно замаячила Казань.

В Казани

Находясь в одном из монастырей, он знакомится с купеческой вдовой Башмаковой. Ни в одном из исследований не указывается её имя. Возможно, что это была Пелагея Башмакова, известная благотворительница, внесшая, в частности, на помин души в Кизический Свято-Введенский мужской монастырь 600 рублей и занесённая в синодик обители (впрочем, в этот время в Казани проживала и вятская купчиха Прасковья Дорофеевна Башмакова).

По-видимому, приезд в Казань произошел в 1903 году.

У богомольной Пелагеи был свой круг общения, в том числе и среди казанского духовенства. Она и знакомит Григория Распутина с некоторыми представителями казанского духовенства, в том числе и с настоятелем Седмиозерной Богородичной пустыни схиархимандритом Гавриилом (Зыряновым).

Распутин в Казани
Распутин в Казани, со старцем Гавриилом. Фото: Музей Е.А. Боратынского.

Распутин некоторое время проживает в этой удалённой от Казани обители, участвует в совместных с братией богослужениях. Кстати, монастырский странноприимный дом, где он останавливался, до сих пор сохранился.

Странноприимный дом до сих пор сохранился в обители.
Странноприимный дом (на заднем фоне) до сих пор сохранился в обители. Фото: АиФ/ Ксения Корнишина

В нем в 1902 году гостила и Великая княгиня будущая преподобномученница Елисавета Феодоровна. Можно предположить, что именно от старца Гавриила Елисавета Феодоровна узнала о Распутине, это произошло ещё до его сближения с царской семьёй. В отличие от своей младшей сестры, Александры Феодоровны она раз и навсегда невзлюбила его.

Разговоры о столице

В 1904 году Распутин, проживая в Седмиозерной пустыни, духовно укреплялся среди монахов обители, присматривался к старцам, их поведению, набирался учёности у студентов духовной академии во время их совместных чаепитий у настоятеля Гавриила. Писать он так и не научился, поэтому и остался малограмотным, а вот речь его оттачивалась годами - он обладал даром слова, его внутренней притягательной силой.

 архиепископ Тихон (Троицкий) Сан-Францисский
Архиепископ Тихон (Троицкий). Фото: Википедия

Вот что вспоминал архиепископ Тихон (Троицкий) Сан-Францисский, который в 1904 году был студентом второго курса Казанской Духовной академии: «Раз группа студентов посетила старца Гавриила, который по обычаю, приглашал чайку попить в 4 часа. На чае среди гостей был и Распутин. В то время он считался «all right» и был в почёте, посещал старца и очевидно был на большом счету у него. Когда Распутин стал говорить ему, что он собирается в Петербург, то старец про себя подумал: «Пропадёшь ты в Петербурге, испортишься ты в Петербурге», на что Распутин, прочитав его мысль, вслух сказал: «А Бог? А Бог?» Услышав это, я не понял к чему это относится и старец спустя объяснил мне, как явный случай прозорливости Распутина».

Распутин в Казани имел определённый авторитет. Известия о его личности докатились и до столицы, о чём свидетельствует и монах-расстрига Илиодор (в миру Сергей Труфанов): «В конце 1902 года, в ноябре или декабре месяце, среди студентов Санкт-Петербургской Духовной академии пошли слухи о том, что где-то в Сибири, в Томской и Тобольской губерниях, объявился великий пророк, прозорливый муж, чудотворец и подвижник по имени Григорий»

Известны попытки разговора Распутина с Гавриилом насчёт его поездки в Санкт-Петербург с целью выхлопотать средства для строительства храма в селе Покровское. Отец Гавриил не помог ему осуществить этот план. Возможно, и не хотел, полагая, что это пустые хлопоты, что Григорий пропадёт в столице. Необходим был другой человек, который помог бы Распутину осуществить этот замысел. И такой человек вскоре появился. Им стал викарный епископ Хрисанф (Щетковский).

Летом 1904 года Григорий Распутин через Гавриила знакомится с епископом и многочасовые беседы, особый дар молитвы Распутина сделали своё дело, епископ даёт рекомендательное письмо Распутину на имя ректора Санкт-Петербургской Духовной академии Сергия (Страгородского), будущего Патриарха Московского и всея Руси (1943 – 1944).

Епископ Сергий был тогда тоже викарным епископом, то есть Хрисанф даёт рекомендацию, обращаясь к лицу своего круга и уровня. Распутин показался епископу человеком высокой подвижнической жизни, религиозно значительной, духовно настроенной личностью. Епископ присмотрелся к Распутину и вынес убеждение, что он имеет перед собой незаурядного представителя нашего простонародья, который достоин того, чтобы о нём узнали в столице. Так начался новый период жизни старца, имевший самые роковые последствия как для него самого, так и для России.

Возвращение

Распутин же ещё не раз посещал Казань. В частности, в 1905 году он познакомился с архимандритом Андреем (князем Ухтомским) и несколько раз останавливался на ночь в его казанской квартире.

Зимой 1906 года он был в гостях у предводителя Казанского и Царевококшайского дворянства Александра Боратынского. Вот, как описывает этот неожиданный визит сестра хозяина Ксения Боратынская: «20 декабря 1916 года узнали, что убит Распутин. У всех была смесь глубокого удовлетворения с каким-то жутким чувством. Кстати, расскажу о моей встрече с этим выродком. Это было, кажется, в 1906-м году. Анна Дмитриевна Шипова, фрейлина принцессы Ольденбургской, несмотря на свою исключительную моральную чистоту, была убеждена в его святости. Она дала ему наш адрес, когда он, проезжая в Сибирь, останавливался в Казани. При этом она писала Саше: «Прими этого святого человека». Он сидел за столом, когда я вошла в столовую. Я не имела понятия о том, кто это, но сразу поразили его пронизывающие, как бурава, глаза, несмотря на их почти белый цвет. Он как-то весь подергивался, кривлялся, очевидно, изображая юродивого. Все на него смотрели с интересом, тем более, что уже стали ходить слухи, что он обладает какой-то гипнотической силой и исцеляет больных. Только одна наша горничная Настя, стоя по своему обыкновению боком, говорила: «Какой это святой – мужик и мужик», и, обращаясь к нему, говорила ему на «ты» не очень-то любезным тоном».

Проглядели?

Почему же казанский старец Гавриил, умудрённый духовным, житейским и организаторским опытом, не усмотрел в Распутине проходимца? Перед ним предстал странник, исходивший пешком сотни и сотни вёрст, подвизавшийся, как и он, в Свято-Николаевском Верхотурском монастыре, молившемся часами у мощей преподобного Симеона Верхотурского.

Перед ним предстал человек с особенным даром молитвы, человек, жадно ищущий Бога. Этот дар отметили в своих воспоминаниях епископ Гермоген (Долганёв), иеромонах Илиодор (Труфанов), епископ Андрей (князь Ухтомский), епископ Феофан (Быстров), епископ Сергий (Страгородский), архимандрит Вениамин (Федченков). Это уже потом, спустя годы, старец Гавриил, оклеветанный своей братией, покинувший не по своей воле Седмиозерную пустынь понял, кого он пригрел в своей обители. Долгими вечерами, общаясь с Великой княгиней Елисаветой Феодоровной, он изливал ей свою душу. Именно Гавриил скажет спустя годы о Распутине: «Убить его, что паука: сорок грехов простится…»

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах