aif.ru counter
876

Зов крови. Семейная история Альберта Галимова в интерьере страны

В докторе в четвертом поколении Альберте Галимове соединились русская и татарская кровь, талант и уважение к своим истокам. Удивительная история его семьи, прошедшей через жестокие испытания ХХ века, - это рассказ о жизни страны за целый век

Альберт Галимов - врач в четвертом поколении и талантливый художник.
Альберт Галимов - врач в четвертом поколении и талантливый художник. © / Ольга Юхновская / Из личного архива

Редкое явление - художественная экспозиция в медицинском кабинете, не правда ли? В Казани есть такое место: это кабинет заведующего травмпунктом на улице Тукая, Альберта Галимова. Пациенты с порога забывают о своих болячках хотя бы на то время, пока рассматривают картины. Так, улыбается доктор Галимов, сила искусства используется в лечебных целях.

Среди тех, кому Альберт помог встать на ноги, немало представителей творческих профессий – писателей, поэтов, актеров, художников, журналистов. Это не означает, что доктор Галимов специализируется на богеме. Просто с некоторыми писателями и художниками он знакомился сначала в травмпункте, процесс излечения плавно перетекал в товарищеские отношения, интеллигентного доктора, склонного к изящным искусствам, стали приглашать на творческие вечера. В 1990-е он вошел в содружество казанских художников «Дастан», провел несколько персональных выставок (кстати, на первой его «благословил» Рустем Кутуй), вступил в ПСХ России.

С Египетского бала в холерный отряд

Тяга к рисованию, которая проявилась у Галимова в раннем детстве и поощрялась семьей, имеет в некотором роде генетические корни.

Двоюродная прабабушка нашего героя - Вера Федоровна Буркова (в замужестве Никитина) была студенткой одного из лучших выпусков Николая Фешина, а ее товарищами по учебе – будущие знаменитости Александр Родченко и Кондрат Максимов. В семейном архиве сохранилось много фотографий, в том числе, где она – участница легендарного Египетского бала в КХШ (1913). 

Вера Федоровна Буркова.
Вера Федоровна Буркова. Фото: Из личного архива/ Альберт Галимов

Она прожила долгую, красивую, насыщенную жизнь. Закончив обучение в 1914 году, в год начала Первой мировой, Вера Федоровна решительно отказалась от карьеры салонной художницы и… записалась в сестры милосердия, в Гражданскую войну получила фельдшерское образование, колесила в эпидемиологическом поезде в составе антихолерных отрядов по Украине, Оренбургскому краю, Поволжью. Именно тогда она познакомилась со своим мужем - военным врачом Константином Никитиным.

Уже потом окончила медицинский институт, стала травматологом (как и правнук!). Её учеником был будущий профессор, организатор Казанского НИИ травматологии и ортопедии Лазарь Ильич Шулутко. В 1957 году ей присвоили звание заслуженного врача СССР.     

«Вера умерла, когда мне было 8 лет, - вспоминает двоюродный правнук, - я очень хорошо её помню, они с Котусей (так домашние звали её супруга Константина Гавриловича Никитина, он был на 20 лет старше Веры) проживали в родовой усадьбе на улице Калинина, с огромным яблоневым садом, каретным сараем. После революции на месте сада сделали станцию юннатов. В 1990 году дом снесли, но ничего не построили, так и стоит асфальтовый квадрат», - вспоминает Альберт Галимов. 

Константин Никитин - офицер медслужбы царской армии.
Константин Гаврилович Никитин - офицер медслужбы царской армии. Фото: Из личного архива/ Альберт Галимов

Он бережно хранит архивы семьи: сотни открыток, домашняя переписка, документы. Кое-что из остатков старинной мебели из того дома теперь служит семье праправнука – венские стулья, этажерка, резной кухонный шкаф из мореного дуба, столетнее зеркало, антикварная посуда. И – книги! Много книг! Это всё – Никитинское, ведь Константин был дворянином, кавалером ордена Станислава, имел и другие награды. Но в 1937-ом он их или спрятал, или уничтожил.

Константин Никитин был человеком незаурядным, водил дружбу со столичной театральной богемой. Среди его ближнего круга были знаменитый певец Леонид Собинов, петербургская актриса Ольга Кошеварова и многие другие. Тому свидетельство – десятки дарственных надписей на открытках и фотопортретах: «Дорогому другу Косте от Лёньки» и так далее. Никитин скончался в 1950-е. И он, и Вера Фёдоровна покоятся на Арском кладбище. За их могилами ухаживает правнук Альберт.

Леонид Собинов.
Леонид Собинов. Фото: Из личного архива/ Альберт Галимов

Я, Альберт, наследник Ольги…

Трагическая судьба постигла родную прабабушку Галимова – Ольгу Фёдоровну Буркову (в замужестве Кунину).

Ольга Федоровна Буркова-Кунина
Ольга Федоровна Буркова-Кунина Фото: Из личного архива/ Альберт Галимов

19 декабря 1937 года ее необоснованно арестовали по политическим мотивам и через неделю тройкой НКВД ТАССР осудили по статье «Измена Родине» к высшей мере наказания с конфискацией лично принадлежащего ей имущества. Приговор привели в исполнение 29 декабря 1939-го. «Всего через три дня расстреляли, - говорит Галимов. –Меня это вообще убило. Думаю, это преступление совершили на территории казанской церкви Параскевы Пятницы, потому что оттуда через полвека кости вывозили «камазами».

Было Ольге всего 44 года, она работала на центральном городском телеграфе, писала каллиграфическим почерком, отличалась особенной грамотностью, работала на передовых для того времени системах Бодо, Уинстон, Кноссер, Морзе. Это как теперь быть суперпрограммистом. Сохранился мандат 1928 года, своего рода характеристика, в которой указано: «…настоящий отзыв дан работнику Куниной О.Ф., что находясь моим руководством, работает очень хорошо».

Египетский бал в Казанской художественной школе. 1913 год.
Египетский бал в Казанской художественной школе. 1913 год. Фото: Из личного архива/ Альберт Галимов

У неё, как и у всех членов моей семьи по русской линии Альберта Галимова, было прекрасное образование, дореволюционная гимназия – по нынешним временам покруче университетского диплома будет. Сохранились книги, которыми её награждали за отличную учёбу. А донос, скорее всего, написал завистливый начальник «из простых». Галимов позже читал эту грязную анонимку – верх безграмотности, с чудовищными ошибками.

Египетский бал в Казанской художественной школе. 1913 год.
Египетский бал в Казанской художественной школе. 1913 год. Фото: Из личного архива/ Альберт Галимов

Долгие годы старшая сестра Вера (взявшая двоих детей Ольги под свою опеку) вела переписку с компетентными органами. Просила выдать хотя бы свидетельство о смерти. В 1954 году из ЗАГСа ответили: по алфавитным книгам о смерти с 1938 по 1955 год записей с таким именем не имеется. Как будто и не было никогда такого человека! Но наступила «оттепель», архивы начали приоткрываться. Наконец, в 1964-ом из КГБ пришла справка: «Дело по обвинению Куниной Ольги Фёдоровны 1893 года рождения, уроженки города Казани, пересмотрено и прекращено за отсутствием состава преступления. Постановление «тройки» отменено. Президиум Верховного Суда». Альберт показывает мне документ: это опись изъятых у Ольги при аресте в доме на улице Пушкина ценностей – монеты советской чеканки на 78 рублей, еще кое-что из не существенного. Однако официальное свидетельство о смерти семье выдали только в 1992 году. Нет и могилы Ольги, но её имя высечено на обелиске в память о жертвах репрессий на Архангельском кладбище Казани. «Туда и ношу свои цветочки…», - говорит Альберт.

Фешинцы. 1913 г.
Фешинцы. 1913 г. Фото: Из личного архива/ Альберт Галимов

Сгинул в неизвестности и муж Ольги – военный санитарный врач Вячеслав Леонович Кунин, родной прадед Галимова, получивший на Русско-Японской войне тяжелое ранение головы. Он приехал в Казань в 1917-ом по революционному направлению, здесь женился на Ольге, в 1918-ом родилась дочь. В начале 1920-х его опять куда-то перевели, и след его в семейной истории теряется окончательно. Сохранилась единственная маленькая фотография, на которой детской рукой бабушки Альберта написано «милый папа».

Прапрадед и Чернояровский пассаж

Галимов полагает, что предки его переехали в Казань из Оренбуржья, во всяком случае, сёстры Бурковы попали сюда в детском возрасте.

Федор Васильевич Бурков - основатель рода.
Федор Васильевич Бурков - основатель рода. Фото: Из личного архива/ Альберт Галимов

Их отец Фёдор Васильевич Бурков – прапрадед Альберта - имел высшее образование, был на должности управляющего (коммерческого директора) у купца Черноярова. При его непосредственном руководстве построен знаменитый Чернояровский пассаж на современной улице Кремлёвской. На полученный гонорар прапрадед построил собственный дом на углу улиц Пушкина и Горького, у него был номер 14. На почтовых конвертах читаем: «Казань, Николаевская площадь, Пушкинская улица, мадмуазель Бурковой». Это был каменный двухэтажный дом, по периметру здания шёл большой балкон.

После революции его экспроприировали в пользу трудящихся и сделали коммуналкой. Бывшим владельцам оставили две комнаты. В них долго ещё проживали родственники Альберта. И всё детство, которое он провёл в этих стенах, слышал от них – «Это наш дом, Бурковых!»

В начале 2000-х дом снесли как-то очень быстро, и Альберт сокрушался, что, надо же, не успел нарисовать его, сделать фотографии.

Никитины Константин Георгиевич и Вера Федоровна. 30-е годы.
Никитины Константин Георгиевич и Вера Федоровна. 30-е годы. Фото: Из личного архива/ Альберт Галимов

Недавно в книге Аллы Миллер и Владимира Герасимова «Казань 66. Место и время» на странице 62 он увидел уголок родного дома, и была такая радость, как будто обрёл невероятное сокровище.

Роды под бомбёжкой

Бабушка Альберта Галимова - Наталья Вячеславовна Кунина поступила в 1939 в Казанский медицинский, началась ВОВ, и весь курс в 1942-ом направили на фронт. С октября 1942 по апрель 1944 года она находилась в должности старшего врача в действующей армии. «Днепр форсировала, участвовала в освобождении Киева, в битве на Курской дуге, - гордится Галимов. - О войне не любила говорить, рассказывала лишь, что когда ходила за водой, пули свистели так противно. Так тебя, говорю, могло убить в любой момент, а она: конечно, бомбили-то нас каждый день! Однажды вспомнила, как с поля боя вывозили раненых, и водитель по ошибке заехал к немцам, и у него была одна мысль - успеть застрелиться, чтобы в плен не попасть. Но обошлось. В детстве всё допытывался – «Ты в немцев стреляла?» Она говорила: «У меня был пистолет, ни разу не выстрелила, не заряжала и не умела с ним обращаться, и вообще фельдшеру потом отдала». После войны она работала рентгенологом в психиатрической клинике на улице Сеченова.

Зенитчики.
Зенитчики. Фото: Из личного архива/ Альберт Галимов

«На войне бабушка встретила моего деда, он был командиром. От этого военно-полевого романа в 1944 родилась моя мама Людмила. Прямо во время бомбёжки. В свидетельстве о рождении написано: станица Кривец, УССР. После родов бабушку с мамой эвакуировали», - продолжает Галимов. Своего деда, Василия Ивановича Голышева, казака из южных областей России, профессионального военного, Альберт никогда в жизни не видел, только на фото 1943 года, снятое под Киевом. Через несколько лет почти все эти люди погибли, бабушке написали, что их батарею сравняли с землёй. Бабушка всегда говорила, что новорожденная дочь спасла ей жизнь. Альберт нашёл его биографию в интернете, дед был кадровый военный, окончил артиллерийское училище, зенитчик. До ВОВ участвовал в Финской войне.

Мама Людмила стала врачом- наркологом. Блондинка с роскошными волосами и огромными голубыми глазами, внешностью пошла в родного отца и очень отличалась от всей семьи взрывным характером и бесстрашием, на улице разнимала драки! Её не стало в 2008-ом.

Вера Федоровна Буркова с учеником Лазарем Шулутко. 1944 год.
Вера Федоровна Буркова с учеником Лазарем Шулутко. 1944 год. Фото: Из личного архива/ Альберт Галимов

Следы к ханскому роду

В Альберте Галимове счастливо соединились два старинных рода – русский и татарский. Родители его (и это уже не кажется удивительным) познакомились в мединституте. Отец с необычным именем Гранит работал врачом на санэпидемстанции. По семейной легенде, его бабушка по отцу - Мукрама Зиннуровна происходила из древнего ханского рода, а ее отец, прадед Галимова, был имамом. После революции его, естественно, раскулачили, отобрали имущество, пустив семью по миру, огромный сад уничтожили, а самого прадеда расстреляли… «То есть эти сталинские репрессии, - поясняет Альберт, - обе ветви моего рода покромсали». Отметим: покромсали, но не ожесточили.

Работа Альберта Галимова

Дед Галимова - Габдулхак женился на дочери раскулаченного муллы, врага народа, лишенной всех прав. Она работала учителем в сельской школе, вела математику. Габдулхак же был успешным журналистом, редактором районной газеты в Бавлах. Писал патриотические стихи, причем, на латинице, и они также хранятся в архиве Альберта. И вот он влюбился, повествует Галимов, а ему стали препятствовать, предупреждать: мол, женишься – карьеру испортишь. Не послушал никого. После женитьбы сняли с должности редактора, перевели на ставку корреспондента, а потом вообще из журналистики выжили. Габдулхак был невероятный книгочей, романтик, поэтому своих детей называл «литературными» именами – Марлеза, Тамара, Инга, а долгожданного сына – Гранитом. Чтобы, значит, был твёрд и крепок, как гранит. Когда деда «съели», поясняет Альберт Гранитович, то он (поэт и журналист) стал профессиональным строителем, выучился, получил диплом. В самом конце ВОВ призвали его на фронт, он строил дороги в Прибалтике, там и погиб. Могилку военного строителя потом отыскали… А жена его с четырьмя детьми осталась вековать. Но поскольку она получила отличное образование в медресе, то работала учителем, преподавая языки и точные науки. Тем и жили.

Родители Галимова рано расстались, отца не стало, когда Альберту было 11 лет. Когда пришла пора определяться с выбором профессии, говорит наш герой, деваться особо было некуда: на семейном совете постановили – никаких художественных училищ, только медицинский. Так и повелось: медицина с живописью переплелись в его судьбе неразрывно.

А жизнь этого рода – продолжается. Альберт Галимов соединил свою судьбу с врачом-кардиологом Альфиёй, у этой органичной красивой пары родилась дочь Алиса. Она тоже окончила КГМУ (с красным дипломом!), училась в московской аспирантуре по специализации «неврология». Сейчас вместе с мужем Инаром Тимирясовым воспитывает сынишку Эмиля. Годовалый внук Альберта Галимова не только тянется к кистям и краскам, он уже пытается рисовать! Такая вот семейная история…

Чернояровский пассаж.
Чернояровский пассаж, который строил предок. Картина Альберта Галимова

Иди и смотри!

В Казанском кремле в галерее «Хазинэ» открылась выставка Альберта Галимова – художника и …доктора в четвертом поколении. В двух залах представлены пейзажи, сюжетные картинки, портреты, живопись и акварель. На счету Галимова - пять персональных выставок, участие более чем в 50 городских и зональных экспозициях, в том числе в составе творческой группы художников «Дастан». Он иллюстрировал произведения Рустема Кутуя, Виля Мустафина, публикации в журналах «Казань», «Сабыйга» и др. С 2002 года А. Галимов - член профессионального Союза художников РФ. Выставка продлится по 21 мая 2017 года. Вглядываясь в пейзажи Альберта Галимова, хочется достать рюкзак и немедленно отправиться на сплав к могучим утёсам уральских рек. Или уединиться с природой в овраге казанского парка, чтобы услышать, как на самом деле громко растёт трава! Или взойти на крутой волжский бугор, задыхаясь от ароматов луговых трав, земляники и счастья!

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество