aif.ru counter
1643

Руш и его детища. За что травили автора самой высокой колокольни Казани?

Все материалы сюжета Знаменитые татарстанцы

Архитектор Руш построил несколько известных казанских зданий. Среди них - Александровский пассаж, колокольня на Баумана и дом Кекина. Почему архитектору не давали работать и как он стал жервтой интриг, - в материале АиФ-Казань.

Из личного архива Абдуллы Дубина / Из личного архива

На днях в Казани вновь открыли смотровую площадку Богоявленской колокольни - первого казанского «небоскрёба», построенного почти 120 лет назад. Смотровая площадка 72-метровой звонницы не действовала с 30 годов XX века - с закрытия Богоявленского собора.

В путеводителях пишут, что первый казанский «небоскрёб» построили на деньги купца Ивана Кривоносова по проекту архитектора М. Михайлова. На самом деле автором Богоявленской колокольни был Генрих Руш - создатель загадочного дома Кекина, величественного Александровского пассажа. 

Борец со скукой

«За строительством звонницы следила вдова купца Кривоносова, - рассказывает настоятель Богоявленского собора отец Алексей Державин. - Он завещал на строительство колокольни 25 тыс. рублей, но этих денег не хватило, примерно столько же средств выделила городская казна. Стройка была масштабная - колокольню сложили из 2 млн кирпичей. В память об Иване Кривоносове в колокольне открыли храм его святого - Иоанна Крестителя. А  с архитекторами вышла странная история. Проект Руша понравился протоирею А. Скворцову, но потом его почему-то передали архитектору М. Михайлову. Строительство колокольни шло под его именем». 

Богоявленская колокольня во времена ее автора архитектора Генриха Руша и в наши дни
Фото: АиФ; Из архива Абдуллы Дубина

Немец Генрих Руш был выпускником Императорской академии художеств по архитектуре, окончил её с серебряной медалью. В Казань он приехал в 1880 г. Вначале карьера складывалась удачно. В 29 лет Руш стал городским архитектором. Под его руководством шло строительство Александровского пассажа, Руш инициировал создание бесплатной воскресной школы рисования и черчения, стал её первым преподавателем… Но вскоре его жизнь круто изменилась. Борец с архитектурной скукой был вынужден уйти на вольные хлеба и на протяжении нескольких лет доказывать своё право заниматься любимой профессией. 

Подробности происходивших событий восстановил по архивным документам Сергей Саначин, казанский архитектор, изучивший историю жизни Руша, других великий казанских зодчих. 

«Скорее всего, сказались ревность, зависть коллег по цеху, чиновников от архитектуры, прежде всего, губернского инженера Льва Хрщоновича, - считает Сергей Саначин. - Ведь не кто-нибудь, а сам Великий князь принц Ольденбургский публично выразил Рушу своё одобрение за постройку Казанского ветеринарного института (сейчас здание завода «Электроприбор». - Прим. авт.). На паперти Богоявленской церк­ви для обозрения публики был выставлен проект умопомрачительной, невиданной прежде, уходящей в небеса колокольни. Вся Казань только об этом и судачила… Да и характер у Руша, видимо, был не сахар. Он мог заступиться за обиженного художника, не стесняясь в оскорбительных выражениях. Современники пишут, что Руш отличался даже манерой одеваться - был большим модником, недаром же его называли борцом со скукой в архитектуре». 

«Детища» Руша: дом КекинаДом Кекина Фото: АиФ/ Из архива Абдуллы Дубина

Неприятности начались в 1893 году, когда Руш решил «открыть в Казани Техническое бюро для приёма заказов на изготовление планов преимущественно художественных зданий и в особенности храмов». К прошению на имя начальника Казанской губернии он приложил копию не диплома, а всего лишь аттестата Академии художеств по архитектуре - чем не замедлили воспользоваться его недруги.

Один за другим посыпались документы о том, что Руш не имеет права именоваться архитектором и производить строительные работы. Он старается исправить недоразумение: запрашивает в академии копию своего диплома о том, что окончил с успехом академический курс наук, получил серебряную медаль и «удостоен звания Классного Художника… с предоставлением права производить постройки». Пишет губернатору, что «постройки под (его) наблюдением электрической станции в Казани, Адмиралтейской больницы и около сотни обывательских домов засвидетельствовали (его) строительные познания и добросовестное отношение к своим обязанностям…». Тщетно!

«Детища» Руша: Казанский ветеринарный институт (сейчас завод «Электроприбор»)
Ветеринарный институт (сейчас завод «Электроприбор») Фото: АиФ/ Из архива Абдуллы Дубина

Несмотря ни на что

Выносится вердикт: «Проект колокольни утвердить с тем, чтобы постройка производилась под наблюдением архитектора, имеющего на то право». Так проект попадает в руки архитектора Михайлова, который вносит в него «значительные» (!) изменения - убирает проходы для пешеходов по бокам от центрального проезда. И ещё жалуется в Губернское правление на Руша, который упрямо твердит, что колокольня на ул. Проломной построена именно по его проекту. 

«Думаете, Губернское правление бросилось защищать своего сотрудника и добивать не­угомонного Руша? Ошибаетесь! - говорит С. Саначин. - Дабы выяснить, по чьему в действительности проекту выстроена колокольня, Михайлову рекомендовали обратиться в суд»...  Но данных о том, что тот судился с Рушем, нет.

«Детища» Руша: Александровский пассаж
Александровский пассаж Фото: АиФ/ Из архива Абдуллы Дубина

Генрих Руш умер в 1905 году от воспаления лёгких - в нужде и одиночестве. Казани он оставил не только прекрасные здания, но и массу полезных вещей. Так, например, техник (то есть главный инженер) Городской управы Руш боролся с выпуском нечистот из домов по Чёрноозёрской трубе. Разработал закрытый сифон, который по распоряжению Управы обязан был установить каждый домовладелец Казани, чтобы не распространялось зловоние… Об этих его заслугах сегодня никто не помнит. Зато красавица-колокольня, пассаж, знаменитый дом Шамиля, стоят, несмотря ни на что.

«В 1901 году в шпиль колокольни ударила молния, - рассказывает Алексей Державин. - Деревянные перекрытия прогорели до самого низа, но здание выстояло, позже на нём установили громоотвод… В 1939 году колокольню хотели взорвать, но опять-таки по счастливой случайности этого не произошло». Оказывается, не горят не только рукописи - но и дома, колокольни, если в них вложено чьё-то сердце.

Использованы материалы книги С. Саначина «Исследования по истории Казанского края» 



Материал подготовлен:
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество