aif.ru counter
443

Песня Веры. Пенсионерка написала историю исчезнувшего села

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ-Татарстан 01/09/2015
Руслан Ишмухаметов / АиФ-Казань

Судьба Байтерякова, как и судьбы его уроженцев, - линия жизни большой и малой родины. 

Дым Отечества

- Как решились спеть такую песню, Вера Николаевна?

- До 80 лет я работала. А потом не знала, чем себя занять. Увлеклась вышивкой, потом зрение стало подводить. Ну не на лавочке же во дворе сидеть! Двоюродная сестра как-то сказала: «Жалею, что мало расспрашивала родителей про свой род, а теперь уже не спросишь. Ты самой старшей в семье осталась, напиши всё, что помнишь». Я полиграфист, технический редактор. Работала с журналистами, учёными, писателями. Решила попробовать…

Вначале

она планировала рассказать только о дедах-прадедах. Но как обойтись без рассказа о родном селе, откуда корни рода? Пусть его уже нет. Но так и стоит оно перед глазами: огромное, богатое, красивое, с плакучими ивами над рекой, с большим, ещё барским, парком, с каменным храмом Владимирской Божьей Матери, построенным в 1779 г. на месте деревянной церквушки. В селе никогда не водилось пьяных, все друг с другом здоровались, насчитывалось более 250 дворов. Помещики Андреевы были прямыми родственниками Николая Лобачевского. Глафира Ниловна Андреева (в девичестве Казина), первая жена сына учёного - Николая Николаевича, родила внука великого геометра Александра. 

«Мой дедушка Никита, родившийся в 1864 году, рассказывал, что Андреевы были добрыми, приветливыми, крестьян не обижали, барышни дарили подарки на престольные праздники, помогали больным, - говорит Вера Николаевна. - А господский парк с диковинными растениями, уже запущенный, даже в годы Великой Отечественной войны служил для жителей села природной аптекой. На огородах сажали только картошку и самые ходовые овощи, чтобы выжить. Яблони, ягодные кустарники считались баловством. Опустела и танцплощадка, устроенная в парке до войны».

Фото: АиФ-Казань/ Руслан Ишмухаметов

Унесённые ветром

Каких только справок и документов не выдаёт Нацархив! Но чтобы частное лицо за свой счёт запрашивало полную историческую справку и карту-схему исчезнувшего села, поимённый список домовладельцев и прочие документы - случай нечастый. Зато на карте-схеме 1878 года Вера Николаевна отыскала отчий дом и пометила его в книге. Отыскала она и сведения об основателе рода - Фокее (1780), чьё имя как фамилию сама носила в девичестве. Рукописи действительно не горят! Ведь в архиве сохранились рукописные метрические и исповедальные церковные книги. От Фокея родились Порфирий (1816), Терентий (1837), а потом и дед Никита. 

Не голубая кровь, не аристократы. Крестьяне, мастеровитые кожевенники, слава о мастерстве которых шла по округе. Все были отцами многодетных семей, работали от темна до темна, верили в Бога и против совести не грешили. 

Их потомкам, как селу и стране, выпала трудная доля. Первая мировая, революция, гражданская война, коллективизация, красный террор. Истребив мужика - коренника, тройка-Русь, мчавшись неведомо куда, рухнула на колени. Смертный голод в 20-е годы. Разрушение и ограбление таких церквей, как храм в Байтеряково. Великая Отечественная с бесчисленными похоронками. До- и послевоенные насильственные госзаймы, когда с колхозников, работавших «за палочки», драли последнее. А репрессии? За колоски с уже убранного поля даже детей в тюрьму сажали. Описала Вера Николаевна и хрущёвские сельхозреформы по укрупнению колхозов, когда деревни и сёла с разным по национальному составу населением, разной историей и разной материально-технической базой сливали воедино. «Пропало Байтеряково!» - сказал тогда старожил села Иван Карпов. Так и вышло. Плакучие ивы над берегом речки, запомнившиеся навсегда, Вера Николаевна поместила на обложку своей книги. 

Искры гасли на лету

В её семейной книге не только архивные справки и многочисленные фото. Портрет деда Никиты в солдатской форме начала века, храм Владимирской Божьей Матери (уже без креста), господский дом… Россия, которую мы потеряли. И, конечно, старинные фото огромной семьи: с дядями, тётями, крёстными… Вера Николаевна всю жизнь хранила навек запечатлённые лица. Вот и пригодились.

…Несколько своих пенсий и часть сбережений потратила Вера Николаевна на архивные справки и на издание своей книги «Линия жизни». Крохотный тираж быстро разошёлся по родне, друзьям, близким и знакомым. Кое-кто воодушевился: надо и мне написать! Кое-кто спросил: зачем время и деньги тратить? 

«В прежние времена, если кто-то в роду позорил своё имя, им запрещалось нарекать детей. Хочу, чтобы мои потомки знали: у нас в роду не было никого, за кого стыдно. Пусть помнят всех, в том числе и меня, с благодарностью и любовью». 

С чего начинается Родина? С той песни, что пела нам мать. И хорошо, если она споёт о том, сколько событий может вместить человеческая жизнь, о том, что всего дороже. Споёт с верой, надеждой и любовью. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 7 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество