aif.ru counter
Татьяна Сидорова 154

Фронтовик Юрий Щелыванов о победе: «Забыть такой исторический факт, значит, предать миллионы»

9 мая 1945 года он встретил в уральском госпитале. Там 21-летнему старшему лейтенанту чудом сохранили искалеченную ногу. 9 мая 2013 года он,...

 

Досье
Юрий Щелыванов родился в Казани в 1923 году. Заслуженный работник культуры РТ, член Союза журналистов СССР. Награждён орденами «Красной Звезды», «Отечественной войны», «Знак Почёта», медалями «За отвагу», «За боевые заслуги» и др. Есть два сына, дочь и внуки.

О войне – без любви

- Юрий Борисович, чем дальше, тем больше «мыла» в современных фильмах о Великой Отечественной. Дескать, были молоды, воевали весело, крутили военно-полевые романы…

- Даже в советское время лишь некоторые фильмы о войне были честными. Сегодняшние – сплошное враньё. Какие радости на фронте? 100 грамм перед атакой, что ли? Грязь, боль, неимоверное напряжение, ежеминутная опасность. Какая любовь? Мне было 19 лет. Из Владивостока, где учился в Военно-морской школе, чтобы поступить потом в Высшее училище Тихоокеанского флота, нас весной 1942 г. через всю страну перебросили под Воронеж, где я принял первый бой. 

- Страшно было?

- Ни страха, ни злости, только удивление из-за неожиданности. Только-только окопались в овраге, глядь, прут четыре фашистских танка. Я был старшим сержантом, командиром отделения миномётного взвода. На моих глазах буквально на части разорвало командира взвода. Я подполз к одной из машин и бросил противотанковую гранату под гусеницы. Мы подбили три танка, четвёртый – удрал. 

 

Юрий Щелыванов (фото из личного архива)

 

 

- А где был ваш последний бой?

- На границе Чехословакии с Германией в 1945г. В марте меня тяжело ранило четвёртый раз. Отправили в тыл. Если б дело кончилось ампутацией, вся жизнь сложилась бы иначе. Мой младший брат Владимир тоже воевал. На подлог пошёл, прибавив себе один год. «Прежде думай о Родине, а потом – о себе», так нас воспитали. Брат вернулся с фронта живым, но рано умер. Я и за него хожу в Парк Победы. 

- Есть теория, что война время от времени необходима, чтобы снизить градус агрессии в обществе… 

- Война – жестокость, варварство! Она – не решение проблем. Мы победили врага, стоявшего под Москвой. Однако какой ценой! Моё поколение полностью вырублено войной. И для Германии, и для всего мира она стала катастрофой.

- Вас не оскорбляет, что побеждённые живут сейчас лучше победителей? Одних государство одарило всеми благами, другие зачастую не имеют нормального жилья и даже тёплого туалета...

- Оскорбляет, конечно. В России живы традиции крепостного права. Мы стремительно перешли к строительству капитализма, рассуждаем о демократии. На Западе такой процесс занял куда больше времени. Сейчас в России к власти пришли шустрые ребята, они – богачи. О народе, о ветеранах, которые создавали и отстаивали богатство страны, они не думают. Хотя кем бы они были при ином историческом раскладе? Фронтовики уже не могут ждать.

Мы – из прошлого

- Некоторые чиновники говорят, предлагая ветеранам некачественное жильё, что лет на 5 его хватит. А дети и внуки пусть, мол, помалкивают, поскольку сами не воевали…

-  А ради чего воевали мы, как не ради счастливой жизни будущих детей и внуков? Причём, не только своих. Фронтовик всегда им останется, пока жив. И думает не только о себе! Я вот частенько думаю ещё и о тружениках тыла. Ведь они надрывались, чтобы всё было для фронта, для Победы. Кинохронику смотришь, слёзы подступают. Женщины пашут на коровах или на себе, подростки у заводских станков…Труженики тыла тоже нуждаются в государственной поддержке, они тоже защищали родину. И мы, фронтовики, и они, - в представлении таких чиновников люди из прошлого. Но без прошлого не было бы будущего. 

- Есть мнение, что слишком много лет прошло, чтобы 9 мая оставалось всенародным праздником с парадами, салютами, демонстрацией военной мощи. Радикальная молодёжь считает Победу делом давно минувших дней…

- Даже историю уже исчезнувших государств изучают в школах и вузах. А страна наша – жива. Благодаря нашей Победе. Без неё не было бы и современной цивилизации. Забыть такой исторический факт, значит, предать миллионы и миллионы тех, кто заплатил своей жизнью за всех ныне живущих. Против нас воевала вся Европа, да и Япония ждала момента. С патриотическим воспитанием нынче плохо. А нас, фронтовиков, осталось мало, и кое - кто смотрит на нас как на динозавров, мы, похоже, не интересны. Я много пишу о войне, даже роман есть. Пишу в стол, для себя, чтобы душу выложить, прекрасно понимая, что это уже никому не нужно. 

Часовым полагается смена

- Как вы относитесь к участникам афганской и чеченской войн, тоже считающих себя фронтовиками? Они говорят, что, по сравнению с вашим поколением, внимания и помощи им недостаёт. 

- Фронт – это когда Отечественная война. А если речь идёт о борьбе с бандитами, террористами, то это не фронт. Но многие из таких ребят надорвали своё здоровье там, куда направила их родина. Они настоящие мужчины и достойны уважения за свою солдатскую службу. 9 мая в Парке Победы я вижу их и понимаю. Юность, опалённая войной, это навсегда, по себе знаю.

- Есть такие понятия: «чеченский» или «афганский» синдром. У многих «крышу» навсегда снесло после участия в боевых действиях, они не могут найти себя в мирной жизни… 

- Ни у меня, ни у моих выживших товарищей отклонений такого рода не было. Может быть потому, что мы от души защищали Родину и нам было всё ясно и понятно. После войны нас ведь тоже не ждали с распростёртыми объятиями. Меня нигде не брали на работу – инвалид! Мама попросила помочь соседа по коммуналке на ул. Лобачевского. Он был директором издательства в Доме печати на Баумана. Взяли в секретариат газеты «Красная Татария». Потом учился в партийных школах, работал в районках республики, освоил татарский язык, сам начал писать…С 1974 по 1985 гг. моя биография связана с «Советской Татарией». Все значимые события в истории Татарстана прошли и через мою судьбу: личную и профессиональную. В прошлом году похоронил жену, богатств не нажил. 

 

Сколько их осталось?

 
Инвалиды войны - 1833. Участники ВОВ (в т.ч. ставшие инвалидами) - 3 846. Бывшие несовершеннолетние узники концлагерей - 255. Награждённые знаком «Жителю блокадного Ленинграда» – 283. Военнослужащие последнего призыва, отслужившие не менее полугода (в т.ч. ставшие инвалидами) - 1240. Труженики тыла - 75848, вдовы ветеранов ВОВ – 4593, имеющие две категории: «вдова» и «труженик тыла» - 15 981). Всего - 103879.

По данным на 1 апреля 2013 г.

 

- Как относитесь к свободе слова? 

- Смотря что под этим понимают… Мне непонятно, почему героями дня становятся преступники, извращенцы. Свобода слова должна быть человеческой, а не «анти-». Как журналист я всегда сталкивался с цензурой. И всегда это были неприятные контакты. Но сейчас думаю: в какой-то степени ограничения необходимы. Свободу слова и самовыражение нельзя понимать как вседозволенность в ущерб обществу. Где позитивная информация? А ведь страна работает! Люди производят, строят, добывают, лечат, учат, делают открытия… Я, честно говоря, не понимаю целевой направленности сегодняшней прессы. 

- Вы по-прежнему ощущаете себя солдатом?

- Да. И это останется со мной до последнего вздоха.  

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество