aif.ru counter
754

Последний герой: казанец 25 дней выживал без еды в горах Китая

Фото: из личного архива Александра Зверева

Недоступная река Юрункаш

 

Юрункаш – высокогорная речка в Китае. До сих пор еще ни разу по ней не спускались рафтеры. Идея сплавиться по этой опасному течению пришла в голову Сергею Чернику, который в тот момент был президентом Федерации спортивного туризма Москвы. Группу туристов он собрал сам: все опытные спортсмены, не раз вместе ходили в походы по рекам высшей категории сложности. Поскольку у туристов были карты местности, космические съемки реки, никто в безопасности не усомнился.

 

«Юрункаш был похож на те реки, которые мы не раз проходили. Поэтому никто и подумать не мог, что нас там ожидает беда!», - вспоминает Александр.

Фото из личного архива Александра Зверева

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

10 августа 2007 года команда из шести человек, среди которых был Александр, направилась к реке: вылетели из Москвы в Урумчи, столицу Синьцзян-Уйгурского района Китая. В воздухе же отметили 35-летие Зверева.

До села Пуло по горным дорогам северо-запада Китая ребята добрались на джипах, а затем, погрузив вещи на ослов, пешком направились к назначенному месту сплава. Сначала друзья планировали идти двумя катамаранами – в каждом по четыре человека - но до отъезда двое парней получили серьезные травмы. Тогда решили, что сплавляться будут «четверкой» и «двойкой».

 

Фото из личного архива Александра Зверева

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

19 августа они добрались к одному из притоков в верховье Юрункаша. Воды для сплава было достаточно. Заночевали, решили стартовать утром. Встали рано, поскольку сборка катамаранов занимает около двух часов. Затем поделили продукты и вещи первой необходимости между «плотами»: у каждого экипажа должно было быть все необходимое для обеспечения жизни.

«В первый день мы проплыли 17 километров, - говорит Александр, прищуривая глаза. – На следующий день только пять, поскольку было много порогов и каменных глыб. Третий день проплыли 65 км».

«Точка невозвращения»

«Точкой невозвращения» называют место, после которого дороги назад нет. Нет троп, ведущих вдоль реки и троп к селениям тоже», - рассказывает Александр. Эту самую точку и условную отметку «половина маршрута» спортсмены пересекли уже на четвертый день сплава.

Пятый день не предвещал ничего опасного до пяти вечера. Именно тогда два катамарана почти одновременно перевернулись. Александр объясняет, что обычно туристы в этих случаях продолжают сплав и при первой возможности выходят на берег. Но в этот раз выбраться было трудно.

Катамаран, которым управляли Александр Зверев и Владимир Сметанников, перевернуло первым, как только он попал в «бочку» - водяной вал с обратным течением.

«Володю выбросило на камни, я минут десять пробыл еще в «бочке» - пытался вытащить катамаран на стремнину. Плот я вытащил, но через 200 метров его опять заклинило в камнях – уже намертво», - рассказывает рафтер.

Рядом перевернулось и второе судно: сразу смыло и прибило к берегу Дмитрия Тищенко и Андрея Паутова, а Черники – отец и сын остались на катамаране и пытались вытащить его на попутную водную струю. Вечером вода унесла их вниз по реке.

 

Фото из личного архива Александра Зверева

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На берег в этот вечер выбрались лишь четверо Паутов, Тищенко, Зверев и Сметанников. Заночевали на берегу. Что случилось с двумя остальными товарищами, никто не знал. Провизия тоже была потеряна.

Юрункаш готовила спортсменам новое испытание

Точку, где можно было отказаться от маршрута, спортсмены оставили далеко позади – в 100 км. Теперь их окружали неприступные горы высотой 6 000 метров, скалы, каньоны, ледники – без снаряжения выбраться никак. Дальнейший путь возможен только вперед.

Вторую ночь после аварии ребята провели возле костра. 26 августа начали спускаться пешком вниз по реке, нашли оба катамарана, вещи, продукты и… Черника старшего и младшего мертвыми.

«Похоронить их по-христиански мы не могли – кругом скалы. Укрыли остатками катамарана, поскольку красную оболочку можно было увидеть с воздуха», - с горечью в голосе говорит Зверев.

Сняв с плотов спасательные жилеты, скрутки, отремонтировав один из катамаранов, и максимально облегчив груз (оставили на берегу часть медикаментов, топор, пилу, одну из газовых горелок), поплыли дальше вниз по реке. По словам Александра, все надеялись, что благополучно доберутся до пограничного поста, который, судя по заранее изученным картам, находился в 30 километрах от них.

 

Фото из личного архива Александра Зверева

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 «Можно было пешком в горы пойти и выйти на населенные пункты, но карта была потеряна во время крушения. К тому же мы помнили, что дальше ничего страшного река не предвещала – перепад высот был минимальный – 9,4 метра», - восстанавливает эпизоды в памяти Александр.

Плыли осторожно, обходя сомнительные пороги, но через 25 километров снова перевернулись в «бочке».

«Двое остались на перевернутом катамаране. Я смог выбраться на берег. Паутова унесло вниз по течению. Я кричал с берега ребятам, оставшимся в водном капкане, но не один из них не выбрался», - вспоминает те ужасные события Александр.

25 дней в одиночестве

Оставшись один, Александр понял, что нужно подниматься из каньона наверх. Переночевал Зверев на выступе скалы 60 сантиметров шириной. Мужчина подложил под себя «пенку», которую выпорол из внутренней части каски. В кромешной тьме обдумывал план спасения: нужно выбираться к людям, судя по утерянным картам, до ближайшей деревни было 60 километров, к тому же внизу у притока должен быть пограничный пост.

 

Фото из личного архива Александра Зверева

 

 

 

 

Выбравшись из ущелья к полудню, он пошел вдоль реки, внимательно вглядываясь, не видно ли его друзей. Но вместо них заметил разбитый катамаран и страшный порог вниз по реке: если бы они до него доплыли, не выжил бы вообще никто.

Следов товарищей в реке и на берегах он так и не нашел, не оказалось и пограничников. По камням в жару Александр пошел дальше. Шел три дня и через 15 километров от места катастрофы, уперся в скалы, которые нельзя было обойти ни с воды, ни с берега – вертикальная стена. Тупик.

«Ловил языком гусениц, надкусывал и выплевывал»

Саша вспомнил, что одну ночь провел в безопасной пещере и решил вернуться туда. В ней он жил несколько дней.

«Для ночлега я выбрал место, где было чуть шире плеч, лежал, как в холодном гробу, – говорит Александр. – Постелил под себя ветки, ими же и укрывался. Под спиной – «пенка» от каски. Вечером и ночью в пещере было теплее, чем на воздухе, днем я выбирался на берег».

Никакой живности, которая смогла бы стать пищей для «пещерного человека», рядом не было. Кроме маленьких гусениц: они жили на ветках, которыми укрывался Зверев.

«Я их ловил языком, надкусывал и выплевывал, - морщится Александр. – Горькие были, поэтому «питался» водой из Юрункаша».

 

Фото из личного архива Александра Зверева

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ночью мужчина берег силы и тепло, не делал лишних движений: не выходил из укрытия, и на ночное небо не глядел. На нем были тонкая рубашка и ветровка. Саша считал дни и мечтал о свадьбе с любимой – Олей. К тому времени они уже долго встречались.

Все эти дни было пасмурно, и от этого, особенно чувствовалась безнадежность: вертолеты в таких условиях в воздух не поднимутся и искать никого не будут.

Спасение

Первая «вертушка» появилась только 11 сентября, спустя 15 дней после трагического события. «Горный Робинзон» подумал, что это пограничники. Но вертолет прилетел и на следующий день – так Саша понял, что идут поиски. Семь раз подряд пилоты пролетали мимо, не замечая туриста.

Спасатели-китайцы скоро обнаружили и забрали тело Владимира Сметанникова, и тогда впервые один из российских спасателей – Сергей Бобырь - заметил Александра. Он сказал это китайским спасателям, но те ему не поверили.

Саша решил, что его будет лучше видно на другом берегу, где каменистая отмель. Там есть место, где мог бы сесть вертолет. Ему снова пришлось померяться силой с водной стихией: не евший ничего 20 дней турист переплыл Юрункаш. 30 метров ледяной воды, глубина и скорость воды устрашали.

На другом берегу парень проспал весь день, а ночью пришлось искать новое лежбище: им стала выемка под кустами, куда Саша набросал веток. Сил с каждым днем становилось меньше: мужчина то впадал в забытье, то отчаянно вслушивался в окружающие звуки, чтобы не пропустить вертолет.

Спасли Александра Зверева еще через три дня – после 25 дней голодовки. Только вечером он узнал, что кроме него выжил еще и Андрей Паутов.

«Решил креститься и жениться, если выживу»

Потом Саше пришлось долго приходить в себя: он потерял 25 килограммов, находился в подавленном состоянии. Сначала ему оказывали помощь в китайской больнице, а затем уже в Казани.

Молодая пара подала заявление в ЗАГС уже на следующий день после возвращения в Казань, а 20 октября они стали мужем и женой.

 

Фото из личного архива: Александр Зверев с сыном Глебом 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Саша говорит, что незадолго до поездки в Китай, ему приснился вещий сон, где он видел, как скитается один в горах Китая. Но даже это его не остановило: в своей жизни Зверев привык работать над собой и всегда достигать задуманного. Случай в Китае никак не повлиял на его любовь к водному туризму. Жена Ольга с экстремальным пристрастием мужа смирилась и иногда сама вместе с них отправляется в походы. Но вот уже пять лет в семье Зверевых отмечают новый праздник - День спасения Саши, 21 сентября.

Сейчас Александр Зверев работает фитнесс-инструктором, также он – промышленный альпинист. Сыну Глебу три года. Саша учит его ходить на лыжах, а недавно малыш сам встал на коньки. «Я хочу, чтобы он вырос сильным и здоровым, - хвалится счастливый отец. – И стал настоящим мужчиной».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах