229

Создатель памятника основателю Елабуги о дружбе с Баки Урманче и «Хранительнице» Даши Намдакова

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. АиФ-Татарстан 13/11/2012

Игра без правил

- Мой друг, известный московский скульптор, ваял памятники, бюсты и головы Ленина. О своей работе он говорил цинично, но сколотил огромное состояние. Вы увековечивали вождей, Махмут Маталитович?

- До Брежнева не дошло. Но Ленина - успел. Почти никто из значимых скульпторов не избежал идеологического заказа. Не каждому доверяли такую работу. В Узбекистане сейчас Ленина убрали. И на улицах, и на площадях, и в метро. Взамен появились другие фигуры. Но в советское время было много коллег, которые достигли совершенства на Ленине. И многие, если не все, гордились оказанным доверием, искренно верили в идею. Искусство, увы, всегда на службе у власти. Неважно какой: Медичи, Папы Римского, КПСС или олигархии.

- Облик Ленина в каждой республике СССР имел национальные черты. То русский, то татарин, то бурят, то украинец…

- Это было в крови скульптора. Тем не менее все узнавали Владимира Ильича. Некоторых узбекских лидеров я тоже ваял. Ну хотели же увековечиться!

- Нужны ли нынче памятники, если с исторической памятью напряжёнка?

- Нужны, конечно. Только раньше скульпторы работали в цивилизованных условиях. Соблюдались правила игры. То есть объявляли конкурсы, жюри отбирало наиболее достойные проекты. А теперь – тишина. Допустим, объявлен конкурс минкультуры или СХ РТ… Мы представили проекты, однако жди-пожди итогов и победителей. Последние конкурсы касались памятников Р. Нуриева, художника Фешина. Всё спустили на тормозах! Говорят, времена тяжёлые. А когда они были лёгкими для искусства? В этом году ни одного конкурса не было.

- В 2007 г. ваш памятник Ибрагиму I, основателю Елабуги, был установлен в этом городе. В Казани в 1997 г. появился памятник Баки Урманче, тоже вашей работы. Наконец, в 2003 г. – памятник Г. Державину. Грех жаловаться!

- Мои варианты памятников Ибрагиму I и Б.Урманче победили в конкурсах, где принимали участие скульпторы не только из Казани. Кстати, с Баки Урманче меня связывали личные отношения. Он пригласил меня перебраться в Казань из Ташкента. Что касается памятника Г. Державину в Лядском саде, то я воссоздал его по рабочим чертежам и фото уничтоженного в 30-е годы оригинала работы скульптора Гальберга и архитектора Тона. На постаменте восстановленного памятника указаны их фамилии, а я – просто восстановил. Горжусь, что в таком ремейке я прикоснулся к творчеству великих мастеров. Одна из последних моих работ - памятник жертвам политических репрессий в Свияжске: камень и бронза.

От слова «память»

- А в Булгары вас не приглашали, в отличие от коллеги Даши Намдакова? Скандал был немалый!

- Слышал, что спорное творение было преподнесено в дар. А дарёному коню в зубы не смотрят! Но по Булгару наши минкульт или СХ РТ конкурсов среди местных скульпторов не объявляли. Хотя я бы принял участие. Вопрос надо было решать на высоком профессиональном уровне, ведь Булгар – особое место. А дар Даши Намдакова не соответствует по духу, это инородное включение. Установить можно было бы по периметру городища, в отдалении. Да и то не уверен.

- Конкурсов и госзаказов нет. Но есть ли частные заказы?

- За счёт них все художники, не только монументалисты, и существуют. Заказы разные, в том числе из других стран: малые формы (декоративные, интерьерные), надгробия. Я, например, сделал такой памятник народному художнику страны Харису Якупову. Это было его прижизненным пожеланием, по словам вдовы, поэтому конкурс не объявляли. Не был лично знаком с Харисом Абдрахмановичем, но он, по-видимому, меня как-то заметил, хотя я работаю в Казани с начала 90-х. Возможно, ему понравился мой памятник Б. Урманче. С Баки Идрисовичем мы дружили. Он признавался мне на исходе своих дней, что замыслов у него много, а сил их воплотить – нет, хотел, чтобы я стал его помощником. Вот такую трагедию творца я и постарался отразить в памятнике. Кто знает теперь, может быть, и Харису Якупову это было близко и понятно. Искусство скульптуры – отсекать лишнее от куска мрамора. Так говорили великие предшественники.

 

Досье
Махмут Гасимов родился в 1945 г. в Ленинск-Кузнецке (Кемеровская обл.). Окончил Ташкентский театрально-художественный институт, член СХ РФ, заслуженный деятель искусств РТ. Участник более 50 выставок в РФ и за рубежом. Женат, взрослые сын и дочь.

- Когда вы познакомились с Баки Урманче?

- Я входил в официальную делегацию СХ Узбекистана, приехавшую поздравить его с юбилеем. Он дал мне как скульптору высокую оценку, но переехать я собрался нескоро, только после того, как в Узбекистане начались всем известные процессы. В Казань я переехал в 2000 г.

 

- У Баки Урманче осталось много нереализованных замыслов. В частности, памятник Марджани…

- Этот памятник, как говорила мне его вдова Флора-ханум, был голубой мечтой Баки Идрисовича. Он мечтал отлить его в бронзе. Гипсовый вариант и сейчас в музее скульптора. Я тоже работал над образом Марджани ещё в Ташкенте. Наши варианты оказались близки. Был Всероссийский конкурс. По его итогам Баки Урманче ( уже посмертно) получил 1-е место, я – второе. Но памятника нет и поныне.

- Над чем сейчас, без конкурса и заказа, вы работаете «для души»?

- Над образом Кул Гали. Не оставляю замыслов насчёт памятников Х.Такташу, К. Фешину. Идей – масса! Допустим скульптуры коней для нового Казанского ипподрома…Тоже хотели объявить конкурс, но пока ни гу-гу! Только я работаю каждый день, чтобы не утратить формы. Скульптор – как музыкант в этом отношении.

- У вас есть идеал в профессии?

- Почему все восхищаются Микеланджело? Он – непревзойдённая вершина в истории культуры. Видел его творения во Франции, в Италии и других странах. Конечно, сейчас и время другое, и взгляд на искусство другой, но эталон остаётся. Рядом – никто не смеет встать из современных скульпторов. Это понятно любому образованному человеку.

- Кто сегодня ведущий скульп­тор в России?

- Церетели, это имя у всех на слуху. Печально, что творческие контакты сейчас разорваны. Раньше были выставки, конкурсы, дома творчества, где кипели дискуссии, происходил обмен опытом. А теперь даже в РТ нет секции скульптуры в Союзе художников. Каждый сам по себе и считает себя гением.

- У поэтов есть такой обычай: в круг сойдясь, оплёвывать друг друга… К вашему кругу это относится?

-Это относится ко всему искусству. Зависть, недоброжелательство - в порядке вещей. Уже научился относиться к этому спокойно, ведь если нет недоброжелателей, ты не состоялся как личность и профессионал.

- Искусство нынче – хлебная работа?

- Оно никогда не было «хлебным». Тем, кто стремится заработать, надо поискать другие профессии. У меня – хорошая мастерская, я – известен. Но богатым назвать себя не могу, да и не это главное. А главное для любого творца – востребованность! Вот этого пока нет.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах