aif.ru counter
712

Дневник блокады. Казанцы собирают воспоминания эвакуированных ленинградцев

27 января исполняется 70 лет со дня снятия блокады Ленинграда, продлившейся почти 900 дней. Жителей города – истощенных и измученных - эвакуировали в разные уголки страны. В том числе и в Казань.

из архива / АиФ-Казань

В годы войны ленинградских детей приняла школа № 101 в Дербышках. Здесь и сегодня организуют встречи для блокадников, привлекают к занятиям со школьниками, приглашают на мероприятия. Ведь внимание для бывших ленинградцев – отдушина.

С 2001 года работает школьный музей блокадного Ленинграда. Собираются вещи и письма, тщательно записываются воспоминания. Пока люди живы и могут рассказать. Их осталось мало – 241 человек на всю республику*. Но они помнят всё, и хотят, чтобы другие не забывали, благодаря каким жертвам выстоял Ленинград. Забвение страшно. Это хорошо понимает директор школы и хранительница музея Татьяна Петрова – дочь и внучка блокадников.

Мамина тайна

… Петровых было пятеро. Отец Иван Александрович работал мастером цеха на Государственном оптико-механическом заводе (ГОМЗ), и мог один обеспечивать семью. Мама Вера Андреевна воспитывала детей: 10-летнюю Аню, 6-летнего Колю (папу Татьяны Петровой) и 2-летнего Мишу. Жили в доме для сотрудников завода с видом на Неву, в пятикомнатной квартире.

Коле, Вере Андреевне, Ане и Мише ()слева направо) не дали вернуться в Ленинград Фото: АиФ-Казань / из архива

«Голод! Ужасный голод!» - говорит 82-летняя Анна Ивановна, последняя из Петровых-блокадников. Рассказывать тяжело, и мы восстанавливаем историю семьи по записям пожилой женщины. И воспоминаниям, пересказанным Татьяне Николаевне папой, ушедшим из жизни в прошлом году.

Маленький Коля запомнил панику на Невском проспекте после объявления о начале войны. На следующий день в магазинах было пусто. Врезался в память черный дым от пылающих Бадаевских складов (их гибель принято считать началом голода). Люди не знали, что запасов всё равно не хватило бы. Зимой дети выковыривали горелый сахар вместе со льдом и несли домой, как золото, чтобы попить сладкую воду.

Коля бегал смотреть, как девочки-дружинницы во время  бомбёжек собирали щипцами с крыш фугасные бомбы в ящики с песком и в бочки с водой. Вопреки ужасам войны дети оставались детьми: было интересно, как бомбы шипят. Наблюдали за опасной работой и Аня с подругами - так старшие девочки готовили будущую смену.

Папа практически жил на заводе, мама ходила на поля за оставшимися после уборки капустными листьями, чтобы засолить на зиму. Разводила в воде горчицу, ждала, пока уйдёт горечь, и делала лепёшки. Аню, отчаянно сжимающую в ладошке карточки, отправляли за хлебом. Девочка понимала, на что способны голодные люди – от удара по голове умер дедушка, возвращавшийся домой с зарплатой.

Аня одна знала мамину тайну. Ей пришлось держать дверь комнаты, где сидели братья, чтобы те не увидели, как Вера Андреевна зарезала пять дворовых собак – любимцев Коли. Даже мужу женщина сказала, что выменяла вещи на кроликов. Но мальчики узнали правду. Спустя годы. Николай Петров до конца жизни не мог пройти мимо бездомного пса и подкармливал барбосов со всей округи.

Прощай, Ленинград

Весной 42-го года Петровы вошли в список квалифицированных работников и их семей, которых было «необходимо вывезти из Ленинграда». В Казани ещё в 30-х гг. на площадке «Вагонстроя» начали возводить предприятие-дублёр ленинградского завода - КОМЗ.

Ленинград. Фото: www.russianlook.com

С собой семья не вывезла ничего. Но это было неважно. Летели на грузовом самолёте и пережили вражескую атаку. Пулемётчик отстреливался, горячие гильзы падали на Колю. Как и все блокадники,

Петровы на всю жизнь запомнили запах первой еды из пайка, розданного в холодном эшелоне. Особенно хлеба. И как фотокадр в памяти запечатлелась страшная картина: выгружаемые на станциях тела, завернутые в тряпье – людей, не доехавших до места назначения. Среди них был и отец. Где его похоронили, семья так и не узнала.

- Дед съел слишком много сразу, истощенный организм не выдержал, - объясняет Татьяна Николаевна. – А бабушка давала детям лишь крохи хлеба, несмотря на мольбы. Жажду утоляли, откалывая от стен вагона лёд, черный от копоти.

Смерть отца стала не последним горем. Тогда в 42-м Вера Андреевна ждала четвертого ребенка. Вынесла голод, тяжелую дорогу. Но маленький Ванечка, родившийся уже в Казани, прожил лишь месяц.

…Блокада сказалась на нескольких поколениях семьи. Все Петровы – люди сдержанные, не эмоциональные. Детей с малых лет учат работать и рассчитывать только на собственные силы.

- Нам привили бережное отношение к еде, - рассказывает Татьяна Николаевна. – Готовили экономно, а всё, что было на тарелке, следовало доедать. В детстве я удивлялась, что папа носит с собой сухари. Потом, работая с блокадниками, узнала - некоторые не чувствуют насыщения, это болезнь.

Стало родным для Петровых и предприятие, благодаря которому их эвакуировали. В войну туда устроилась мать, а потом оба сына и несколько внуков. Только одно событие оставило обиду. После блокады семья хотела вернуться в Ленинград, но их не пустили из-за немецких корней Веры Андреевны. Квартира отошла государству, став коммуналкой.

Фото: www.russianlook.com

Миссия историка

Сегодня 101-я школа во главе с директором готовится к памятной дате. 7 февраля здесь пройдёт встреча блокадников. А в дни празднования делегация из Казани отправится в Санкт-Петербург на торжественные мероприятия. Едет и Татьяна Петрова – приглашены представители школьных музеев со всей страны.

- Звоню блокадникам, узнаю, нужно ли сфотографировать места, где они жили, - говорит Татьяна Николаевна. – Папа, бывая в Ленинграде, всегда заходил в родной двор, но подняться в квартиру решился лишь раз. Тяжелый получился опыт.

Директору предстоит на конференции рассказать о работе музея и экспонатах, среди которых личные вещи не только блокадников, но и защитников Ленинграда, найденные во время раскопок на Синявских

болотах.

- Блокадники вещи передают нечасто, - объясняет Татьяна Николаевна. – Не хотят расставаться с ними. Я и папины медали и удостоверения принесла после его смерти. В музее сама провожу экскурсии, для каждого возраста свой план. Дети должны знать историю. Чтобы не получалось, как недавно в одной из передач, когда девушек спросили: «Что такое холокост?», а одна ответила: «Клей для обоев». Современным детям непросто понять, как люди ели собак и кошек. Как одна из блокадниц Галина Боярова девочкой бежала за упавшей от мороза вороной, и плакала навзрыд, когда птицу отнял взрослый мужчина. Как собирали для еды клейстер с обратной стороны обоев. Но ученики слушают, иногда и со слезами на глазах. Может, это и неплохо. Значит, поняли. Значит, как учитель истории, я выполнила свою миссию.    

В Дербышках, где живут многие блокадники, установлен памятник Фото: АиФ-Казань / из архива

* по данным Пенсионного фонда по РТ на 1 января 2014 г.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество