aif.ru counter
563

Подвиг крылатой пехоты. Как громила немцев казанская «рус фанер»

Немецкие солдаты писали домой, что у русских имеется какая-то странная авиация – не то с бесшумным мотором, не то вообще безмоторная. Совершенно внезапно с тихого ночного неба на их головы падали русские бомбы!

«Рус фанер» - ночные бомбардировщики По-2 были для гитлеровцев страшнее артиллерии. За каждый сбитый самолёт платили 5 тыс. марок и вручали «железный крест».

Как знаменитые «этажерки» защищали Москву, воевали на Курской дуге и штурмовали Берлин, в чём секрет исключительной живучести этих маленьких машин, летавших в любое время суток и почти при любой погоде, рассказывает в своей книге Михаил Сидоров, ветеран войны, гвардии полковник авиации в отставке. 

Долгие годы исторический труд хранился в его личном архиве. Книга вышла в свет в канун 70-летия Победы благодаря акции «Осуществить мечту ветерана» Казанского вертолётного завода, наследника трудовой славы и доблести  авиазавода № 387, выпускавшего в годы войны легендарные По-2. 

Фото: АиФ-Казань/ Фото из архива КВЗ

Оружие Победы

Всю войну Михаил Ефросинович провоевал на легкомоторном самолёте У-2, который в 1944 г. переименовали в По-2 - в честь его создателя – авиаконструктора Николая Поликарпова.  

Справка
Казанские авиастроители, работающие на заводе № 387, за годы ВОВ выпустили 11 334 самолёта (9 746 лёгких ночных бомбардировщиков По-2ВС и 1 588 санитарных машин По-2С). Каждый 10-й боевой самолёт в годы войны был собран на Казанском вертолётном заводе.

Это была учебно-тренировочная и вполне мирная машина. Но когда в страну пришла беда, этот самолёт превратился в грозное оружие. Все лётчики, воевавшие на По-2,  отмечали их удивительную неприхотливость в обслуживании и высочайшую надёжность в эксплуатации.

«Мне посчастливилось совершить на этой чудесной машине 657 боевых вылетов и остаться живым, - пишет ветеран. - А ведь в каких только передрягах не приходилось бывать на войне! И всякий раз этот самолёт спасал нам жизни, вывозил из огня и кромешного ада, и нередко при этом сам изрядно покалеченный доставлял на родной аэродром.

Сколько раз мысленно благодарили мы на фронте тех, кто создавал для нас эти замечательные машины. А когда мне довелось побывать в Казани, на заводе, где их делали, я твёрдо решил: если останусь жив, непременно  напишу и об истории этого завода, и о тех людях, благодаря самоотверженному труду которых мы имели на фронте такие надёжные крылатые машины, как По-2. 

Михаил Сидоров Фото: АиФ-Казань/ Фото из архива КВЗ

Я счастлив, что могу сегодня исполнить и эту свою давнюю мечту. Именно казанские бипланы У-2 (По-2) за годы войны выполнили 55% всех самолётовылетов советских бомбардировщиков. И самый первый, самый знаменитый снимок Знамени Победы над поверженным Рейхстагом был сделан с борта По-2». 

Преображение «кукурузника»

Выпускавший «ушки» ленинградский завод № 387 эвакуировали в Казань в июле 41-го. Уже через неделю после эвакуации последнего эшелона в воздух поднялся первый казанский По-2. Но воевать на нём вначале было непросто. Экипажи брали мелкие бомбы в кабину, сбрасывали их на цель вручную. А порой из-за нехватки боеприпасов бросали обычные гранаты. Скоро самолёт усовершенствовали. Появился бомбодержатель для подвески бомб, специальный прицел для бомбометания, замки для подвески бомб, шумопламягасители, посадочные фары. Теперь самолёт можно было использовать в любое время дня и ночи.

Неистощимы на выдумки были и сами лётчики, воевавшие на По-2. Дерзость была их отличительной чертой. «Советские авиаторы выработали особую тактику бомбометания, - пишет Михаил Сидоров. - Подход к цели на большой высоте, планирование с приглушённым мотором, работающим на малых оборотах, и бомбометание с высоты, заданной в боевом приказе. В связи с этим вспоминается один курьёзный случай. Экипаж бомбил крупный населённый пункт, где было много войск противника. При заходе на бомбометание лётчик убрал газ для скрытного подхода, при этом отсоединилась тяга сектора газа. 

Сбросив бомбы, экипажу пришлось сесть в поле, оказавшемся, к счастью, недалеко от цели. Быстро поставив тягу на место, лётчики вернулись на свой аэродром. Хорошо, что немцы не ожидали от «рус фанер» такой наглости, иначе они бы непременно попытались захватить экипаж, севший на их территории!»

Фото: АиФ-Казань/ Фото из архива КВЗ

Из Казани с любовью

Заводчане узнавали об этих подвигах из сводок Сов­информ­бюро. И  продолжали самоотверженно трудиться, чтобы фронт получал всё больше и больше самолётов. По плану предприятие ежедневно выпускало 8 боевых машин. Но, по воспоминаниям ветеранов, бывали дни, когда на заводе собирали по 10-12 самолётов. Какой ценой давались эти результаты, можно понять из воспоминаний почётного ветерана завода А. Сахарова, рассказ которого приводит в своей книге Михаил Сидоров: «Трудились мы, подростки, как и все, по 12 часов.

Я работал в заготовительно-штамповочном цехе, где делали баки для самолётов. Баки клепались медными заклёпками, которые мы сами и делали. Работа была однообразной, нередко ночью мы засыпали стоя. Тогда я придумал такую штуку: макал обжимку в керосин и при ударе по ней происходил хлопок-выстрел. Пацаны переняли это дело, и вскоре в цехе началась такая пальба, что стало не до сна. Мастера не считали эту нашу забаву нарушением, только посмеивались». После сдачи каждой новой машины рабочие клали в кабины подарки – кисеты, варежки,  сувениры, сделанные своими руками,  письма.

В ответ получали «треугольники» со словами благодарности: «Здравствуйте, дорогие друзья! Сообщаем вам, что в жестоких боях с немецкими бандитами наши лётчики и бомбардиры показывают чудеса отваги и храбрости. А помогают им бить врага прекрасные боевые машины, созданные вашими золотыми руками… Мы знаем, дорогие, как вам нелегко приходится в тылу. Но и мы здесь тоже не щадим ни жизни, ни здоровья, чтобы как можно скорее разгромить это коричневое фашистское чудовище и очистить от него нашу родную землю. Пишите чаще, ваши письма согреют нас перед боями и помогут ещё лучше бить враг

Есть в книге ветерана и воспоминания о том, как жила Казань во время войны: 

«… мы получали новые боевые самолеты для нашего полка. Третий наш приезд в Казань произошел уже в конце сорок четвертого. Причем, на этот раз мы прибыли сюда поездом. И пока ехали от вокзала до Караваево в деревянном зябком вагоне трамвая, смотрели во все глаза и на белокаменный Кремль, и на Казанку, и на частные домики казанских поселков, мелькающих за окнами.

До сих пор помню то раннее утро и тот трамвай, забитый под завязку. Казанцы, среди которых было много женщин и подростков, ехали на работу. Лица у всех серьезные, сосредоточенные. На нас, военных, глядят уважительно и понимающе. Да и мы за годы войны хорошо узнали, что у каждого советского человека в этой битве с фашизмом свое место: наше – в небе, а у этих тружеников тыла – у станков и сборочных конвейеров, где день и ночь куется оружие Победы. И мы никогда не подведем друг друга. 

находясь на аэродроме, общаясь с военпредами и техническим персоналом завода, мы понимали, насколько серьезно тут относятся к своей заводской марке и как дорожат ею. Впрочем, мы чувствовали это и на фронте, когда эти маленькие «рабочие лошадки войны» не раз вывозили нас из-под обстрелов немецких зениток, спасая наши жизни и здоровье. И всякий раз, улетая на фронт из Казани, мы говорили на прощанье заводчан: «Большое спасибо за ваши замечательные машины, которые помогают нам громить врага и приближать нашу общую Победу!»

... и о том, как отмечали казанцы День Победы:

«День 9 мая 1945 года был объявлен не рабочим. Но трудовая Казань с утра направилась на заводы и фабрики, чтобы отметить этот долгожданный праздник со своими товарищами, в родных трудовых коллективах. Сначала прошел большой митинг на заводе, затем многие поехали на площадь Свободы, где состоялся еще один – городской митинг. А в 16 часов дня авиастроители города собрались на стадионе «Крылья Советов» (ныне «Рубин»), где прошел районный митинг, посвященный Дню Победы.

На площади Свободы в обычные дни работали пленные немецкие солдаты, которые строили здание оперного театра. Но в тот день и у них был выходной. Народ стекался возле громкоговорителей, установленных на месте нынешнего памятника В.И.Ленину, чтобы еще и еще раз услышать весть о великой Победе. Были здесь и фронтовики, вернувшиеся домой после ранений, и раненые из ближайших госпиталей. Их поднимали на руках и бросали в воздух, как мячики, угощали спиртным (и откуда только оно взялось?). Кругом играли гармошки, из окон домов тоже лилась музыка, все казанские улицы пели и плясали, все дворы были забиты радостными людьми, которые поздравляли друг друга, плакали, смеялись, обнимались и целовались, как родные.

А в магазинах, к великой радости казанской детворы, в тот день стали отоваривать продуктовые карточки… пряниками и карамельками, а вкуснейшего вафельного казанского мороженого можно было купить сколько угодно! По улице Баумана 9 мая 1945 года водили… слона, на котором восседал сам великий Дуров. Дрессировщик громко кричал: «Да здравствует Победа!», а слон не менее громко трубил, задрав к синему небу огромный хобот. На поводках крутились забавные обезьянки, по улице также шли веселые клоуны и борцы во главе со знаменитым Жеребцовым. Двери кинотеатров «Электро» и «Унион» (так в годы войны назывались «Татарстан» и «Родина») были распахнуты настежь, там работали буфеты, а в фойе были танцы. Откуда-то привезли ящик пива и стали раздавать его бесплатно всем желающим.

А в голубом мирном небе над городом весь день летал знаменитый военный самолет По-2 производства Казанского авиационного завода № 387. Летчик кружил над городом и его окрестностями, разбрасывая листовки, на которых на двух языках было написано всего одно предложение: «Да здравствует День великой Победы!».

 

Смотрите также:



Материал подготовлен:
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество