aif.ru counter
18.06.2013 14:50
125

Зеленый антирекорд: кто разрешил застраивать татарстанские парки?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. АиФ -Татарстан 11/06/2013

Татарстан, 18 июня, АиФ-Казань. Зелени в столице РТ, по мнению экологов, итак почти в два раза меньше нормы. Татарстанцы отчаянно протестуют, но не могут добиться справедливости. Ведь по закону публичные слушания по застройке носят лишь рекомендательный характер, а значит власти учитывают мнение «оппозиции» лишь в протоколе...

Вырубить, чтобы посадить

В редакцию «АиФ-Казань» позвонила челнинка Нелли Ахунджанова. Она сообщила, что в городе разгорелся скандал, связанный с застройкой сквера в центре. На месте многолетней аллеи построят выставочный комплекс, который будет буквально огибать дом 17/03 Нового города.

Взгляд эколога 

Нафиса МИНГАЗОВА, завлабораторией оптимизации водных экосистем КФУ:

– В Казани фактически отсутствует экологический контроль. Исчез орган быстрого реагирования – экологическая полиция. Раньше можно было позвонить и сообщить, что где-то идёт незаконная застройка. Сейчас письма «гуляют» по ведомствам месяцами, а в ответ приходят отписки. Конечно, у нас есть инициативные группы – молодые экологи-общественники, очень грамотные и сильные. Их успехи потрясают, но это точечные шаги, которые не решают проблему в целом…

– Мы попытались выступить против на публичных слушаниях в исполкоме города, – рассказывает Нелли Мухамедовна. – Пришли 63 жильца, а застройщик привёл с собой около 300 человек, которые якобы представляли заинтересованных в строительстве горожан. Это был настоящий фарс!

В итоге, мэрия поставила застройщику условие, что вместо вырубленных деревьев он должен обустроить новые скверы. Но зачем заменять старые деревья новыми? Тем более, что, по словам жильцов, земля под ними может не выдержать такого «строительного напора». Учли ли это, неизвестно. Застройку планируют начать в 2014 году…

Такие проекты идут вразрез с генпланом города. Но это и неважно, ведь этот, казалось бы, главный документ не имеет юридической силы.

– Генплан рассчитан на перспективу, на 10-20 лет вперёд, – объясняет Сергей Саначин, разработчик генплана Казани. – Даже первоочередные меры в нём, как правило, не обеспечены финансами. Потому и возможности их реализации всегда неопределённые. Другое дело – Правила землепользования и застройки, созданные с учётом текущей обстановки. В них решения генплана переходят выборочно и приобретают правовой статус. Этих Правил должно быть достаточно, чтобы контролировать нарушения и наказывать виновных. Но проблема в том, что их постоянно изменяют. Я сам разрабатывал их в 1998 г. и понимаю, что сейчас мы наблюдаем крах этой системы. Например, в зоне Р-2 (парки) теперь можно размещать объекты отдыха и туризма, бытового обслуживания, культуры и искусства, здравоохранения. Тем самым застройщикам официально разрешили возводить в парках гостиницы, мастерские, административные здания от минкульта и поликлиники. В ландшафтно-рекреационную зону Р-3 (скверы и лесопарки) тоже добавили объекты туризма.

По мнению Сергея Саначина, виной этому непрофессиональный состав городской комиссии по землепользованию и застройке. Раньше из 15 человек в ней было семеро чиновников исполкома, трое депутатов, трое предпринимателей и двое архитекторов. Теперь чиновников 10, а архитектор остался один…

Первые результаты таких нововведений не заставили себя ждать.

– С лета 2011 г. мы боролись за сохранение леса на Ноксинском спуске, – рассказывает Рушания Ягуфарова, член инициативной группы по защите Ноксинского леса. – Строительство там начали без разрешения. Жители наивно полагали, что возводят детсад и школу, обозначенные в проекте застройки микрорайона. Потом забили тревогу, вышли на митинги, заказали экологический паспорт леса, собрали около 2000 голосов против застройки. Несмотря на это, чиновники приняли документы застройщика…

Мнение власти
Харис МУСИН, первый замминистра лесного хозяйства РТ:

– В РТ, как и в России, нет закона о городских лесах. Его нужно разработать. В 1990-е годы провели инвентаризацию всех зелёных насаждений. Чертёж того зелёного каркаса до сих пор лежит у меня в пригородном лесхозе. Если бы эту идею тогда поддержали, то, может быть, сегодня не было проблемы Ноксинского леса. Я живу в Казани с 1986 г. и вижу, что зелёные насаждения уходят под застройку. Деревья в центре города – это штучный товар. Казань озеленяют вертикально, то есть сажают высокие деревья, а горизонтального озеленения (кустарников) практически нет. Так, возле многоэтажек нужно сажать кустарники. Жители высотных домов просят срубить высокие берёзы перед окнами. Их неправильно посадили изначально: впритык к дому не должны расти деревья первой величины. А когда мы их рубим, у людей возникает негатив.

 

Кстати, проект планировки Ноксинского спуска вышел только в 2013 г. К удивлению казанцев он включил и ЖК «Молодёжный», с которого началась борьба за лес. Впрочем, жильцам удалось отвоевать парк, который обещали поставить на кадастровый учёт. А тем временем в марте 2012 г. другой участок зоны Р-3 в Ноксинском лесу выдали под строительство гостиницы, которая, напомним, разрешена как объект туризма…

Сдержать нападение

На самом деле парки и скверы не обязательно вписывать в кадастр, ведь у них есть явные границы, которые не нужно доказывать. К тому же, по федеральному закону №178, земли общего пользования (в том числе парки, лесопарки, скверы и водоёмы) нельзя приватизировать. А ФЗ №7 говорит о том, что на территориях зелёного фонда городских и сельских поселений запрещена хозяйственная и иная деятельность, негативно влияющая на них и мешающая им выполнять экологическую, санитарную и рекреационную функции. Но эти нормы нарушают, поэтому приходится изобретать новые документы.

– Я проводила инвентаризацию зелёных насаждений Казани. Но эти огромные базы данных с 2007 г. не могут получить статус документов, – подчеркивает Галина Юпина, научный сотрудник Института экологии и географии КФУ. – Это первое, чего необходимо добиться, чтобы сдержать нападение на природные объекты. Например, в Санкт-Петербурге сады и парки признаны особо охраняемыми природными зонами. В работе нам активно помогает общественность. Так, я прошу казанцев встать на защиту Куземетьевского леса, о котором все забыли. Нужно довести дело до конца, иначе мы потеряем 60 га водоохранного леса.

Варварские методы

Помимо зелёных насаждений, постоянному нападению застройщиков подвергаются и казанские водоёмы. По словам Нафисы Мингазовой, завлабораторией оптимизации водных экосистем КФУ, массово засыпать их начали с 2000 г. За это время р. Казанка потеряла водоохранную зону, исчезло оз. Марьино, Утиное, Большое чайковое и Малое чайковое и другие.

– Нам в руки попал план, в котором Казанку поделили на участки, а из реки сделали канал, – возмущается Нафиса Мингазова. – К счастью, его не осуществили. В 2009 г. экологи боролись против засыпки реки под объекты Универсиады. 

МНЕНИЕ ПРОКУРАТУРЫ
Ильсур ГИЛЬМУТДИНОВ, татарстанский природоохранный межрайонный прокурор:

– Люди действуют чаще в тех случаях, когда дело касается личных интересов. Так, мы пытались привлечь общественность, когда речь зашла о вырубке 200 га лесов минобороны. Но это никого не заинтересовало, хотя последствия, по сути, затронут всех. Кстати, что касается публичных слушаний, то, по закону, они носят рекомендательный характер и нужны, чтобы народ немножко повозмущался и успокоился. Мы можем 100 раз провести инвентаризацию, сделать паспорт каждому дереву, но если это всё не будет отрегулировано законом, не будет ответственности за нарушения, то толка нет. Так что нужно начать с закона и планомерно подойти к инвентаризации. Я считаю, что строить должны чётко по генплану города, не допуская изменений зон застройки.

 

Увы, кроме них, некому было защитить Казанку. Я уж не говорю о засыпке островов на Волге под строительство дороги. Кто позволил обеспечивать транспортную доступность за счёт засыпки водоёмов, которые должны беречь как зеницу ока? Это же настоящее варварство! История озера Харового – пожалуй, один из немногих случаев, когда водоём спасли.

– С 2002 г. его хотели облагородить, затем планировали открыть парк, а потом забыли о своих планах, – рассказывает Назиля Альмашева, член инициативной группы по защите оз. Харового. – В 2011-м исполком утвердил схему нового участка внутри этой рекреационной зоны, несмотря на то, создать участок на воде просто невозможно. В конце 2011 г. озеро поделили на три участка, причём межевание прошло прямо по водной глади. Их разрешили использовать под застройку. На месте озера хотели построить три 14-этажки с кощунственным названием – ЖК «Приозёрный».

Обращения казанцев дали обратный ход губительной застройке. Куда же смотрели чиновники? Да они сами «пилили» озеро на части. Так, распоряжение о застройке озера подписали в минземимущества РТ.

Ситуацию можно наладить, создав зелёный каркас Казани, который объединит и парки, и водоёмы города в единую систему с чёткими границами. Нужно, чтобы хотя бы 10-я часть городских природных объектов (а их около 600) получила статус особо охраняемых. Мэр Казани Ильсур Метшин обещал, что такой каркас создадут уже в 2013 г. и включат его в генплан города. Возможно, именно благодаря подобным обещаниям Казань ухитрилась занять аж 7 место в экологическом рейтинге минэкологии России (за 2011 г.). Ведь за основу министерство взяло данные, присланные из городских администраций. Как известно, чиновники сами себя ругать не умеют…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество