aif.ru counter
162

Два шага до Сахары? 30 тысяч гектаров земель в Татарстане уже деградировали

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. Аиф-Татарстан 02/04/2013

Куда уходит вода?

 

Олег Шайтанов

 

 

Гусман Минлебаев уверен, что большую часть республиканской воды потребляет сельское хозяйство. Сами аграрии недостатка влаги пока не ощущают, а вот дождей им действительно не хватает. «Мы обеспокоены, что количество осадков ощутимо уменьшается, – отмечает Олег ШАЙТАНОВ, заведующий отделом ТатНИИСХ, заслуженный агроном РТ. – За последние 30-40 лет осадки в РТ в период роста сельхозкультур сократились в среднем на 12%. Причём весной мы отмечаем снижение на уровне 8%, а к осени оно достигает 24%. Это сказалось, например, на многолетних травах, которые идут на корм животным. Так, уже четыре года мы заготавливаем значительно меньше кормов, чем 10 лет назад, потому что почва под травами настолько пересыхает, что не впитывает осадки, и влага испаряется. По нашим прогнозам, из-за глобального потепления осадки будут только сокращаться».

 Влага испаряется с пашни и не питает грунтовые воды. Восполнить запасы подземных источников Гусман Минлебаев предлагает с помощью леса. В пример он приводит лесопосадки учёного-почвоведа Василия Докучаева, сделанные в XIX в. Засушливым летом 2010 г. земля в Воронежской области растрескалась на 80 см в глубину, хлеба не было, а рядом с лесом Докучаева собрали урожай в 25 центнеров с га, потому что деревья сохранили влагу и передали её зерновым.

Ускоренные темпы роста сельхозпроизводства в советские годы привели к тому, что леса массово вырубали под пашни. Но уничтожив леса, загубили и воду, считает Гусман Минлебаев. Чтобы восстановить баланс и сохранить уровень воды в РТ, он предлагает сократить площадь сельхозугодий.

Меняем пашню на лес

 

Камияр Байтемиров

 

Вот только реально ли это? Во времена того же Докучаева с 1 гектара собирали всего 7 центнеров урожая. А сейчас аграрии стремятся получить более 30 ц/га. Ежегодно только под зерновые в республике выделяют 1,5 млн га, то есть четверть(!) территории Татарстана. Однако, по сведениям Камияра Байтемирова, председателя Ассоциации фермеров и крестьянских подворий РТ, в республике пустует около 70 га земель сельхозназначения. При этом из года в год аграрии засаживают одни и те же поля, не учитывая, что некоторые уже не дают хорошего урожая. А как же рациональный подход?

Кроме того, по данным Гусмана Минлебаева, в РТ 30 тыс. га деградированных земель сельхозназначения, покрытых оврагами, которые не учтены Росреестром. Полями они уже не станут, а вот для лесов подойдут. Гусман Минлебаев предлагает аграриям и лесникам компромисс – ведь сельхозземли, по закону, можно использовать и под древесно-кустарниковую растительность. Тем более что при разумном подходе 1 га леса может дать до 35 тыс. руб. прибыли. На своих землях лесной фермер вопрос решил, посадив более 80 га лесов, которые не дают разрастаться оврагам, сохраняют влагу и увеличивают плодородность почвы (подробнее см. «АиФ Регион» №27 за 2012 г.).

 

Вода дороже золота

Абдулла Дубин, журналист, краевед-филокартист:

В историческом фотоальбоме «Старая Волга: её люди, её суда и судьба» я показываю, какой была наша великая река, чтобы люди поняли, что её надо срочно спасать.

 

 

 

Боюсь, придёт время, и в газетах в чёрной рамке появится сообщение: «Умерла великая река на руках у Каспийского моря»... 43 года назад в Астрахани был огромный рыбный магазин «Каспий». Самым дорогим был осётр: 95 коп. за кг. А в холодильнике лежали баночки с чёрной икрой. Даёшь рубль, и на сдачу получаешь эту баночку. Она стоила 56 коп. А сегодня её цена – 6500 руб. Вот до чего мы довели Волгу! 

Если не прекратим этот вандализм, придёт время, описанное и в Библии, и в Коране. Люди будут искать воду повсюду, увидят что-то блестящее, но это окажется всего лишь золотом.

 

По мнению Гусмана Минлебаева, преимущество нужно отдать широколиственным деревьям. Утром вода испаряется с земли, и задержать её может только подстилка из опавших листьев, а не хвоя, сквозь которую влага свободно уходит в небо. К тому же по прогнозам через 30-50 лет в нашей климатической зоне погибнут все хвойные деревья. Парадокс, но минлесхоз РТ сажает в основном сосны, ели и лиственницы. В Сабинском районе РТ создан Лесной селекционно-семеноводческого центр, который в год готовит 12 млн саженцев и 2,5 т семян, в основном хвойных пород… «Чиновники думают только на пять лет вперёд, потому что дольше они могут и не задержаться, – сетует Гусман Валеевич. – Но лес – не редиска, за неделю не вырастет. Его нужно сажать на века».

Впрочем, деревья – это не единственный источник распределения осадков, считает Анатолий Шлычков, ведущий инженер ФБГУ по водному хозяйству «Средволгаводхоз». «Один лес проблему не решит, – объясняет он. – Каждая река постоянно углубляет дно, её русло смещается, и за ним уходят родники. Это естественно. Количество осадков мы тоже не изменим… Если бы всё было так легко – посадить лес! Но мы не можем иметь 90% леса. Если мы все поля оконтурим лесопосадками, то изменится ветровой режим, снизится испарение и т.д. Если создадим маленькие плотины на реках, то в воде появится биоразно­образие, а рядом выживут луга и леса. Баланс возможен только при комплексном подходе».

Вот только можно ли говорить о комплексности, если аграрии, лесники и водники предпочитают заниматься узкими вопросами и не лезть в чужой огород. Не дожидаясь, пока они договорятся, Гусман Минлебаев начал действовать. Недавно он получил поддержку ООН, которая выбрала его проект борьбы с опустыниванием с помощью лесов в качестве пилотного. Ну а пока мир решает глобальные проблемы, республика продолжает жить одним днём?

Мнение эксперта

Асия Горшкова, завлабораторией гидрологии Института проблем экологии и недропользования Академии наук РТ, кандидат географических наук:

 

Асия Горшкова

 

 

– Мы пытались отследить динамику сокращения воды в источниках на территории РТ, но за последние годы не увидели существенных изменений. Уровень воды в реках заметно снизился лишь в засушливый период 2009-2010 годов, но вскоре вновь восполнился, и реки в принципе не потеряли воды. Не заметили мы существенных изменений и по базе данных исследований за 60 лет. Так что поводов для паники в этом плане нет. А вот качество воды действительно страдает. И запас питьевой воды намного быстрее сокращается за счёт потери качества. Так, более 42% водоёмов и водотоков в РТ относятся к категории «грязных» с деградирующей экосистемой, не способной к самоочищению, свыше 38% приравниваются к «умеренно загрязнённым» и только около 20% наполнены «чистой водой». Конечно, природные запасы воды могут сократиться из-за глобальных процессов, таких как таяние ледников, изменение климата, а также тенденции роста потребления воды. Но пока мы не замечаем ничего катастрофического. А загадывать на десятилетия вперёд бесполезно, потому что даже прогноз погоды на неделю не всегда сбывается. Мало ли что может случиться спустя 30-40 и более лет! Любой прогноз на далёкую перспективу – это сказка, которая рассчитана на публику и никогда не станет былью.

Комментарий

Анатолий Быков, руководитель Нижне-Волжского бассейнового водного управления ФАВР:

 

Анатолий Быков

 

– У нас каждое ведомство выполняет узкую задачу. Такой подход я называю разорванным и бесхозяйным. Вот, например, лесные пожары – результат непродуманной лесной политики. У нас же система какая: получили деньги, отчитались, галочку поставили. Раз выделили несколько миллионов на посадку леса, то они закупили саженцы хвойных деревьев, высадили, отчитались и всё в шоколаде – план выполнили, зарплату получили. А о том, что эта хвойная посадка - самая пожароопасная при нашем климате, чиновники-лесники не задумываются, потому что это уже проблемы МЧС. В советские годы, например, вместо агролесомелиорации все силы бросили на гидромелиорацию. Тогда тоже были чиновники, которые считали, что они правы. Вот только сейчас в сельском хозяйстве используют лишь пятую часть тех земель.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах