aif.ru counter
54

Рамиль Гарифуллин: «Я не удивился тому, что Гудкова выгнали из Госдумы. Он не работал!»

«Гудкова знаю лично, вряд ли он действительно боролся с коррупцией»

Весной 2012 года Рамиль Гарифуллин разработал концепцию борьбы с мздоимством, основываясь на том, что это явление имеет признаки психологической зависимости, и даже ввел в оборот специальный термин «взяткомания». Психолог считает, что эффективно бороться с коррупцией можно только учитывая наличие этого феномена среди чиновников высшего звена.

- Не надо путать это со взяткозависимостью, - предупреждает эксперт. - Взяткомания – это когда коррупционер берет уже не ради прибыли, а ради процесса, ощущений. Он уже не может не брать, так как отказ от взяток сопровождается различными приступами.

 

Досье
Рамиль Гарифуллин, доцент, кандидат психологических наук, руководитель одного из казанских центров психологической консультации, который открыл в 1990 году еще будучи студентом последнего курса факультета психологии КГУ. Автор нескольких книг, наиболее популярна «Энциклопедия блефа. Манипуляционная психология и психотерапия» (1995 г.) В 90-е годы сотрудничал с газетой «Аргументы и Факты», вел постоянную рубрику, в которой разбирал заявления политиков на предмет содержания блефа. Автор ряда собственных телевизионных и издательских проектов.

- А взяткозависимость что такое?

- Это когда социальные условия, ситуация, обстоятельства приводят к тому, что человеку приходится этим заниматься. Взяткомания же более серьезный аспект. Я проводил обследования, у меня был скрытый анализ, то есть концепция подтверждена фактами. И с ней согласился руководитель управления по борьбе с коррупцией при администрации президента Татарстана. Более того, мы внедрили ее, я проводил тренинги с чиновниками высшего звена. Моей работой заинтересовались средства массовой информации. Журналисты НТВ решили подготовить сюжет о взяткомании, и мне пришлось в связи с этим столкнуться с Гудковым, потому что он главный хозяин в этой сфере. Нас свели в Госдуме.

- Он был вашим оппонентом?

- Нет, у нас был просто диалог. Я утверждал, что взяткомания существует, причем это довольно массовое явление. Он говорил, да, но только 2% ей подвержены. Мне показалось, что эту цифру он озвучил, не владея информацией о реальной ситуации. Я провел исследование и говорил о 20%, а он из ниоткуда взял 2%. Меня это насторожило. Но тем не менее, мы договорились с ним о сотрудничестве. Все антикоррпуционные комитеты со мной сотрудничают, приглашают на тренинги. Например, я работал в Астрахани, общался с прокурорами. Гудкову я тоже оставил всю информацию – никакой реакции. Человек не работает! Это был маленький тест, который показал, что он не работает. За это его и сняли. И вообще, пообщавшись с ним, я почувствовал, что человек не имеет воли для реальной борьбы с коррупцией.

(Далее на видео: «Меня толкают бороться со взяткоманией на низший уровень руководства, нет уж! Этого не будет! Я свою концепцию изложил. Если мы будем заниматься взяткоманией в верхнем эшелоне власти, только тогда будет движение».)

«Религия давно утратила свою традиционную сущность»

После того, как на телеканале «Россия 1» вышла вторая часть фильма Аркадия Мамонтова «Провоктаторы» с новой силой вспыхнуло обсуждение нападок на РПЦ и конфликтов внутри религиозных объединений.

- Выходка Pussy Riot – это проявление мании величия, молодежь хочет, чтобы ее видели, чтобы ей аплодировали, - отмечает кандидат психологических наук. – Сейчас очень сложно себя реализовать, сделать что-то заметное. Это был pr-проект, и они своего добились. Но такая мощная раскрутка возможна только при покровительстве лиц, владеющих деньгами. Появилась версия, что Березовский за этим стоит. Может быть, и так.

- И какова цель этой акции, на ваш взгляд?

- Это подлые, низкопробные псевдополитические методы воздействия на руководство страны. В силу того, что другие средства уже не помогают.

- То есть, таким образом, люди пытались построить диалог?

- Да, понимая, что нет никакого диалога между властью и народом, а наоборот есть пропасть. Такое время у нас, мы живем в эпоху постмодерна, когда автор умирает. И авторов у страны давно нет, рулит объективная экономическая ситуация, а не воля политиков. То, что происходит, не связано с волей конкретных людей: Путина, Медведева. Глупости это все. Такова объективная постмодернистская реальность. Pussy Riot – это продукт нашей эпохи. Это не искусство, не прорыв. Все институты: религия, политика, экономика смешались настолько, что перешли в транссостояние. Все они существуют в извращенном формате. В том числе религия, которая утратила свою традиционную сущность.

- В конфликтах, которые сотрясают сейчас мусульманскую умму Татарстана вы тоже видите объединение идейных и финансовых интересов?

- Да, стала актуальной проблема государственной безопасности, а госбезопасность – это финансовая безопасность. Есть так называемый мусульманский криминалитет – это факт, есть преступления в этой сфере. Многие представители религиозных институтов вышли из разных структур, в том числе из коммунистических, управленческих. Поэтому нельзя сказать, что священники - это какие-то особые люди, с другой ментальностью. И действия государства в этой области совершенно адекватны. Религия – один из инструментов для воздействия на сознание масс. Если пустить дело на самотек, управлять вопросами государственной безопасности будет сложнее.

(Далее на видео: «Ислам стал успешным приемом для манипуляции в бизнесе и политике. И контроль этой сферы руководство и России, и республики никому не отдаст».)

«Долговая яма – одна из главных причин неврозов»

Не так давно Татарстан потрясло жестокое двойное убийство двух женщин, которые скончались от многочисленных ножевых ранений. В совершении этого преступления подозревается близкий друг младшей из жертв, и одним из мотивов убийства мог стать большой долг – женщина оформляла на себя кредиты, а деньгами пользовался ее возлюбленный. Если версия следователей верна, то в какой-то момент нервы мужчины не выдержали, и он расправился с подругой.

- Часто причиной невроза становятся финансовые проблемы, и в частности – долговая яма, - констатирует специалист. – Это та тревога, которая возникает, когда человек несвободен. В последние 4 года количество долговых неврозов растет. Оформив кредит человек становится свежим невротиком, но проходит год, два, три и его состояние усугубляется, поэтому мы только сейчас начинаем чувствовать это напряжение среди людей, когда-то оформивших договоры с банками. Кстати, это очень большая проблема, когда банки выдают кредиты запросто, по одному документу. Очень часто деньги берут люди больные алкоголизмом, наркоманией, игроманией. Их родственники жалуются на то, что кредиты выдают «влегкую», без серьезных проверок, без поручителей, а иногда заемщики имеют долю в квартире. Это очень большая проблема: банкам безразлично, кому выдавать кредиты. А я считаю, организации должны интересоваться для чего человек берет кредит.

Я работаю с банками, провожу тренинги для персонала, чтобы они тестировали заемщиков, по поведению оценивали их благонадежность, чтобы определить – будет ли человек выплачивать кредит. И мне казалось, что банки заинтересованы в таком тестировании. А выяснилось, напротив – порой организациям выгодно, если человек психически болен, или имеет какую-то зависимость. Лишь бы подписать договор, а уж потом они с него сдерут все, что им нужно. Это совершенно аморальная позиция!

(Далее на видео: «Данилевский – это гибрид Брейвика с Pussy Riot, у него явная мания величия и комплекс неполноценности».)

Читайте также:

ЗА и ПРОТИВ: татарстанские ваххабиты - миф, или реальная опасная сила

Рамиль Гарифуллин: «Кинофестиваль халяльного кино»

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах