aif.ru counter
1299

Мама, как мы выжили? Зинаида Антошкина из Казани прошла четыре концлагеря

Все материалы сюжета 70-летие Великой Победы

11 апреля в стране почтут память узников фашистских концлагерей. 70 лет назад в этот день освободили заключённых в Бухенвальде

Фото Марии Зверевой. / АиФ-Казань

В этом лагере смерти вместе с мамой и сестрой несколько месяцев провела жительница Казани Зинаида Антошкина. Пройдя через сталинские репрессии, оккупацию и четыре фашистских концлагеря, её семья чудом смогла выжить и воссоединиться.

За мешок муки

Ещё до рождения Зины семья Антошкиных пережила раскулачивание. В голодные 30-е её родители похоронили четверых детей. В 1937 г. отца репрессировали, сослали на Колыму. Вскоре родилась Зина. Когда началась война, брат Николай ушёл на фронт, а сестра Татьяна училась в Москве. Мама Марфа Фёдоровна с 13-летней Полиной и 4-летней Зиной остались в занятом фашистами городе Жиздра Калужской области.

«Два года мы были в оккупации, - вспоминает Зинаида Григорьевна. - Немцы заняли дом, а нас выгнали в сарай. Фашисты рыскали по городу в поисках евреев. Их сгоняли за город и расстреливали. Но я не спрашивала, что такое война и почему гибнут люди. Когда хочется есть, рядом взрываются бомбы, и месяцами спишь, не раздеваясь, таких мыслей нет».

Маленькая Зина чудом осталась жива. Зимой 1941 г. она заболела дифтеритом, оказалась в больнице. Во время бомбёжки на девочку упала оконная рама с осколками. Если бы не немецкий врач, её бы не спасли.

«Маме не раз советовали отдать меня, чтобы сберечь. Помню, как меня предлагали выменять на мешок муки, но мама и представить себе такого не могла». Так что в 1943 г. отступающие немцы погнали Зину на Запад вместе с мамой и Полиной.

«Самый страшный лагерь был в Минске. Там не было бараков, только поле и забор с колючей проволокой. Неделями мы просто лежали на мёрзлой земле. После этого у меня до сих пор отнимаются ноги. Нас не кормили, только местные жители бросали детям картофельные очистки и корки хлеба. Военнопленные же выели всю траву на поле».

Их погнали в Германию. Маленькой Зине очень нравилось слово «Германия». Она ехала в товарном вагоне, где было нечем дышать, и кишели вши, и как заведённая повторяла: «Германия-Германия!». Малышке казалось - их ждёт что-то красивое и хорошее, но поезд мчал их в Бухенвальд.

Зина Антошкина (первая справа в нижнем ряду) с одноклассниками. Фото: АиФ-Казань/ Фото из семейного архива.

Игрушки из тряпок

В лагерной анкете Марфа Фёдоровна прибавила Зине два года, чтобы дочка получала паёк – суп из брюквы. Девочка всё время сидела на нарах одна, потому что маму с Полиной угоняли на работу. «В бараке было холодно и одиноко, и мне хотелось поиграть. Тогда мама собрала какие-то тряпочки и сделала мне куклу, чтобы я снова почувствовала себя ребёнком».

Система концлагерей заставляла узников забыть о том, что такое человек. Общая баня, общий туалет - и уже нет разли­чия, женщина ты или мужчина. Всё это настолько подавило сознание, что Зина долгие годы преодолевала это. «Когда в 1956 г. я поступила на истфак МГУ, то стеснялась есть в студенческой столовой. Вообще многого стеснялась. Мы же не говорили о пережитом, нельзя было. Никто из друзей не знал о моей тайне. Так что я и сама, насколько могла, вытеснила лагеря из памяти».

После Бухенвальда маму с Зиной отправили в Дахау, разлучив с Полиной. Марфа Фёдоровна постоянно плакала: боялась, что не увидит дочь. Она знала, что кроме тяжёлых работ узникам грозят ещё и медицинские эксперименты. «На нас испытывали газы. Заводили в газовую камеру и пускали отравляющее вещество или обсыпали дустом. Возможно, искали альтернативу «Циклону Б»? Вскоре я начала задыхаться, покрылась фурункулами, от которых избавилась только в 60-х, а позже у меня появилась аллергия на лекарства, кремы».

К счастью, в Дахау Антошкины пробыли недолго. Из-за репрессированного отца их считали пострадавшими от советской власти и перевели в Бёблинген. Здесь собрали французов, итальянцев, русских и других пленных. Их гоняли расчищать завалы после бомбёжек. Режим там был менее строгий. Так что давняя мечта Зины осуществилась - она, наконец, играла с детьми в «камешки» и «прыгалки».

Зинаида Антошкина (слева в верхнем ряду) с родителями, сестрой Татьяной и племянниками в 1959 году. Фото: АиФ-Казань/ Фото из семейного архива.

Запах свободы

«Американцы уже тогда знали про наш лагерь, не бомбили его. Мирные немцы сбегались к колючей проволоке, заслышав гул самолётов. Фашисты уже заметали следы, узников готовили к уничтожению. Но вовремя подоспела американская разведка . Нас освободили в апреле 1945 г. В округе цвёл жасмин, запах которого стал для меня запахом свободы. После освобождения в Германии были фотовыставки о зверствах фашистов в концлагерях. Так многие немцы даже не знали, что творилось у них под носом! Их потрясли снимки замученных узников».

В Германии Антошкины встретились с Полиной и вернулись в разрушенную Жиздру. Несколько лет жили в землянке. Зина болела, витаминов не хватало: до 12 лет она не видела молока, мяса, яблок…

И всё-таки это было счастливое время! С фронта вернулся брат Николай. Пришла весточка от Татьяны, которую вместе с факультетом эвакуировали в Казань. А в 1946 г. по окончании срока с Колымы прибыл отец, которого Зина увидела впервые. Семья воссоединилась. «То, что отца сослали на Колыму, я считаю божьим провидением. Это нас спасло, - говорит Зинаида Григорьевна. - Ведь иначе отец мог погибнуть на фронте, а нас с мамой не пощадили бы в концлагерях...»

После окончания МГУ Зинаида Антошкина работала учителем истории. В 1963 г. переехала в Казань, ближе к сестре. Окончила аспирантуру на кафедре философии КГУ. Преподавала философию, политологию, логику, этику в КГМУ и КГУКИ. О лагерном детстве Зинаида смогла рассказать только в 1989 г., когда её признали малолетней узницей фашистского концлагеря. Но тогда ей уже не у кого было узнать подробности своего спасения.

«После войны мама сильно болела – задыхалась, мучилась с сердцем. Её не стало в 1977 г. Знаете, как с родителями бывает: мы всё откладываем, думаем, потом спросим, а потом оказывается поздно. Если бы она была жива, я бы спросила у неё: «Мама, как мы выжили?»

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество