aif.ru counter
АиФ - Казань 346

В поисках солдата. Партизан из Татарии разыскали спустя 40 лет

Историю, которая произошла 40 лет назад, вспоминает Ровель Кашапов, директор музея органов госбезопасности Татарстана

На памятнике в парке Урицкого в Казани высечены имена моторостроителей, пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны
На памятнике в парке Урицкого в Казани высечены имена моторостроителей, пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны © / Фото Марии Зверевой / АиФ-Казань

... На памятнике в парке Урицкого в Казани высечены имена моторостроителей, пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны. Среди них - боец разведывательно-диверсионной группы Александр Данилов. Это же имя значится и на памятнике у деревни Краснице, что недалеко от чешского города Пардубице. 

В Чехословакии

…Когда началась война, 16 летний Саша Данилов работал слесарем на моторостроительном заводе, а в 17 лет добровольцем ушёл на войну. Его старший брат Валентин получил от него единственное письмо, в котором Саша сообщал, что писем от него не будет долго: «Будем бить врага, надеюсь, не осрамлюсь». Он понял: брат - в тылу врага.

Война окончилась, но никаких известий от Саши не было. Лишь в 1965 году родственников разыскали чешские товарищи. От них стало известно, что Саша  в составе разведывательно-диверсионной группы был заброшен в тыл противника. Их группа стала основой партизанского отряда, действовавшего  на территории Чехословакии. В отряд вступали местные жители и советские военнопленные,  бежавшие из немецкой  неволи. 19 декабря 1944 года командир отряда Павел Фёдоров отправил  группу из 6 человек для подрыва железнодорожного полотна между Кёльном и Пардубице. В составе группы был и Данилов.

Около 11 утра партизаны зашли в стоящий на окраине деревни дом и попросили у хозяйки поесть. Но пока они отдыхали, она сообщила в полицию. В 15.30 дом был окружен. Партизанам предложили сложить оружие, а после отказа начали штурм. Двое партизан - Франтишек Самек и Николай Хабиев - были ранены. Трое, в том числе и Данилов, спустились в подвал, где попытались спрятать документы. Около 23.30 немцы забросили в подвал горящего дома несколько гранат, но к этому времени, скорее всего, партизаны были уже мертвы. После того как бой затих, Самека и Хабиева увезли в неизвестном направлении. Останки погибших партизан  кремировали в Пардубице, их прах был развеян. Вот их имена - Валерий Букин (1921 г.р.),  Михаил Балакирев (1923 г.р.), Александр Данилов (1925 г.р.), Олег Осташ (1926 г.р.) На месте гибели героев установили памятник.

 

Памятник погибшим воинам у деревни Краснице, что недалеко от чешского города Пардубице

Долгие поиски

Судьба Хабиева и Самека была неизвестна. В 1974 г. в Чехословакии решили установить новый мемориал, посвящённый партизанам, и начали  разыскивать родственников Хабиева, чтобы пригласить их на открытие памятника. Единственной  зацепкой было то, что Хабиев  - татарин. Чешский преподаватель написал письмо депутату Верховного Совета СССР, Герою соцтруда, фрезеровщику Казанского авиазавода Галимулле Асхадуллину с просьбой помочь в розыске. 

Я в то время работал с Асхадуллиным в одном цехе и решил помочь. В своём письме чешский друг сообщил адреса командира отряда  П.С. Фёдорова («Фаустов») и радиста Ульева. Фёдоров сообщил только, что об отряде написана документальная повесть - «Зарево на Высочине», автор - Борис Мечетный. Вскоре откликнулся и радист Ульев. Он помнил Хабиева и рекомендовал обратиться к начштаба партизанского отряда Кадлецу, который жил в Краснодаре. Тот сообщил, что оформлял бежавшего из плена красноармейца. С его слов записал его как Хабиева Николая Николаевича 1909 г.р., жившего до войны по адресу: Московская обл., Химкинский район, станция Подрезково, ул. Колхозная, 13. При этом Кадлец заметил, что, скорее всего, это ненастоящее имя. Нередко  бежавшие из плена назывались другими именами. В биб­лиотеке я нашёл книгу Бориса Мечетного. Там есть эпизод, где Данилов и Хабиев перед последним боем вспоминают родную Казань и после этого погибают.

Нужно было ехать Москву. Начальник цеха дал мне два дня отгула, и в январе 1974 г. я выехал в Москву, а оттуда - на станцию Подрезково. Без труда нашел дом №13. На мой стук вышла пожилая грузная женщина на  костылях. О Хабиеве она ничего не знала. Я поспешил в сельсовет. Заместитель председателя совета любезно  сообщил адрес двух женщин, которые жили в посёлке с довоенных времен. Они были рады моему визиту, напоили чаем и на мой вопрос, помнят ли они Николая Хабиева, перебивая друг друга, сообщили, что до войны жили три брата-татарина. Двое из них с войны вернулись, а один нет. Подробнее может рассказать Клавдия Окульчева, которая с одним из братьев делила дом. Она живёт в соседней деревне. Женщины дали мне адрес, и я по морозцу направился в соседнюю деревню. «Я бы хотел узнать о Николае Хабиеве», - начал я. «Ничего не знаю и не хочу на эту тему разговаривать», - отрезала женщина. Это меня ошеломило. «Как же так, - говорю, -  я ищу родственников погибшего партизана, а вы не хотите разговаривать!» «А он не погиб»,  – отвечает моя собеседница. Я обомлел: «Как?» «А так, он возвратился после войны и скандал мне устроил, что его половина дома была пущена на дрова». Я спросил: «правда ли, что его имя - Николай Хабиев?» «Нет, у него были татарские имя и фамилия», - сказала Окульчева. Я назвал первую фамилию на букву «Х»: «Хабибуллин?» «Да!» - ответила она. Поблагодарив, я уже устремился в Подрезково - боялся, что поселковый совет закроется. Успел! Я попросил поселковые книги довоенного и послевоенного периодов. Есть!  «Хабибуллин Хазиахмет Халиуллович, 1909 года рождения, уроженец дер. Утали Первомайского района ТАССР. В 1961 году выехал по месту рождения». 

Встреча

По приезду в Казань я выяснил, что Первомайского района уже нет, а есть Черемшанский, нет и деревни под названием Утали. Обратились за помощью в МВД. По адрес­ному бюро установили, что в деревне Подлесный Утямыш Черемшанского района живёт пасечник Хазиахмет Хабибуллин. Когда ему позвонили и сообщили, что его разыскивают из Чехословакии, он воскликнул: «Это Самек»! Я написал бывшему партизану обстоятельное письмо, указал адреса чешских друзей его партизанских товарищей. А также адрес брата Саши Данилова -  Валентина Ивановича, который работал главным инженером Казанских телефонных сетей. Комсомольско-молодёжная бригада Г. Хасанова из нашего цеха включила в свой состав  Данилова и стала работать под девизом «За себя и за того парня», выполняя за него  норму и перечисляя заработанные деньги в Фонд мира.  

Я не чаял встретиться с Николаем-Хазиахаметом. Но спустя несколько месяцев в квартиру позвонили. Я открыл дверь - передо мной стояли два человека. «Дядя Коля?» - «Да!» Мы обнялись. Хазиахмет Халиуллович до моего письма не знал, что об отряде «Зарево» написана книга и что в Казани живёт родной брат Саши. От него я узнал, как он попал в плен, как бежал и скитался по лесам, как попал к партизанам. Он хорошо помнил Сашу Данилова,  который называл его «дядя Коля». Земляки  дружили и вспоминали Казань. 

Вспомнил он и тот последний бой. Рассказал, как немцы переправили его и Самека в Прагу, где они до 7 мая 1945 года находились в тюрьме. О многом мы тогда говорили… Та встреча была единственной. 

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество