aif.ru counter
769

Почему татарстанские мамы отказываются от младенцев? Расследование АиФ

В прошлом году в республике от 123 новорождённых отказались мамы. Не потому, что дети родились нездоровыми. Отсутствие жилья, разрыв с мужем, боязнь реакции родственников – вот причины, толкающие мам на такой отчаянный шаг.

28-летняя жительница Казани Элина (фамилию девушка просила не называть) сегодня счастливая мама. С обожанием смотрит, как 10-месячная Азалия разбрасывает игрушки, ёрзает на диване и смеётся. Глядя на эту маленькую семью, трудно поверить, что мама собиралась уйти из роддома без дочки.

- Сейчас мой поступок кажется диким и глупым, аж слёзы наворачиваются, - говорит Элина. - Беременность проходила тяжело. Были постоянные перепады настроения, я плакала. Когда высказывала претензии, мой мужчина отмалчивался. Кончилось тем, что он ушёл к другой женщине, с которой было комфортно, а я осталась одна за два месяца до родов.

Отвернулись и близкие. Мамы уже не было в живых, отец – человек старой закалки - осудил дочь, рожающую вне брака. Косо смотрели и другие родственники. Дохода не было, ведь папа Азалии убедил Элину бросить работу. Взвинченная девушка чувствовала себя в ловушке. В роддоме молчала три дня, а потом объявила заведующей: «Не мама я! Мне в одиночку нечего дать дочери».

- Ко мне в роддом приехали психологи из социального центра «Гаилэ», - рассказывает Элина. – Они беседуют со всеми женщинами, собирающимися оставить детей. В память врезались слова: «Передумаешь, дочку не найдешь, на грудничков много желающих». И всё встало на места. Я выходила после разговора счастливая, сказала: «Мы едем домой». Заботиться о малышке помогали соседи, подруга. Собирали для Азалии вещи. Я оформила пособие. Когда отдам дочку в детсад, выйду на работу. Я убедилась: безвыходных ситуаций не бывает.

Без тепла

Проблема брошенных младенцев может показаться не самой глобальной. В 2012 году из 56 тыс. родившихся татарстанцев в роддомах матери оставили 123 ребёнка. К тому же каждый год число отказников снижается. Однако эта тема крайне болезненная. Не все малыши попадают в семьи.

Юлия Пиядина – замдиректора центра социальной помощи семье и детям «Гаилэ», возглавляет отделение, где реализуется программа по профилактике социального сиротства «Счастье – быть рядом». Она вспоминает, что, впервые столкнувшись с проблемой брошенных детей, испытала шок.

- Когда сама лежала в роддоме, нашла палату с отказниками. Подошла к другим мамочкам, мол, давайте понянчим, они же плачут! Но нас выгнали. Сказали: «Сегодня вы здесь, завтра нет, а детей на руки уже взяли. Нельзя, чтобы они привыкали». Позже собрала верхнюю одежду, обувь и поехала в учреждение к малышам. Услышала: «Зачем? Они ещё не ходят, мы не можем с каждым на руках гулять». Оказалось, дети фактически живут в кроватках.

В центре «Гаилэ» профилактикой отказов матерей от новорожденных занялись с 2010 г. Психологи и соцработники перенимали опыт других городов, получили финансовую помощь Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Но в полную силу заработали через год. В минздраве не все понимали, для чего это нужно. Зато поддержали в горздраве и выделили экспериментальные площадки – роддома, в которые часто поступают проблемные роженицы (без документов, необследованные).

Сейчас программа опробирована в четырёх городах: Казани, Н. Челнах, Зеленодольске и Альметьевске, активно распространяется на всю территорию РТ. В Казани в службу входят пять человек. По сигналам в течение трёх часов выезжают к мамам. Правда, сотрудничать с центром хотят не все родовспомогательные учреждения города. Но готовы к совместной работе женские консультации.

«А что соседи скажут?»

Результаты говорят за себя. С 2010 года (данные по июль 2013 года) сотрудники «Гаилэ» выезжали на 124 вызова. В семьях остались 75 младенцев.

- Цель - не уговорить женщину забрать малыша, - объясняет Юлия Пиядина. - Хороший психолог способен найти точки, на которые можно надавить. Но проблема не исчезнет, и через полтора-два месяца мы всё равно получим сироту. Задача – помочь разобраться в ситуации. Зачастую женщины называют проблемы, которые нетрудно решить. Бывало, мама выговорится, поплачет и делает вывод: «А не так всё у меня и плохо…». Или есть молодые девушки, которые боятся сообщить родителям, особенно если приехали из района: «Они меня убьют! А что соседи скажут?!» С разрешения мам мы звонили родителям. Да, реакция бывала разной. Но многие принимали внуков.

Не редкость, когда женщина не знает, что может получить помощь соцучреждений, рассчитывать на льготы (если мама многодетная), пособия. Если оформить всё, что гарантируется государством, оказывается, что она способна справиться. Есть общественные организации, готовые собирать вещи, коляски, кроватки. И в окружении женщин находятся люди, готовые поддержать. Случаи, когда маме действительно не на кого рассчитывать, единичны.

Одна из главных проблем – отсутствие государственных кризисных центров, где мама могла бы жить с малышом. Можно временно оставить его в республиканском доме ребёнка без лишения женщины родительских прав. Но мама может его только навещать, и связь теряется.

Взрослое решение

Ещё одна проблема – отношение к отказницам.

- Устоявшееся мнение: женщину нужно пожурить, - говорит Татьяна Журавлева, директор центра «Гаилэ». – Приезжаешь к маме, а она как ёжик. Только ленивый не осудил. Но ведь каждый случай индивидуален! Поэтому мы проводим семинары для медработников, объясняем, как с отказницами разговаривать, чтобы не усугубить ситуацию.

 

Кстати, мнение о том, что к материнству чаще не готовы несовершеннолетние девочки и ВИЧ-инфицированные женщины – миф. Количество первых невелико, вторые в основном рожают осознанно. Сложная категория - девочки-сироты. Они зачастую считают, раз сами выросли в детдоме, то и ребёнок сможет.

В основном мамы-отказницы – женщины от 25 до 33 лет со средним профессиональным образованием. Как правило, это у них не первый ребёнок. Причина отказа: плохое материальное положение, отсутствие поддержки. Во многих случаях мужчины в их жизни присутствуют, но они против появления малышей.

Число отказов в течение года неравномерно. Большое количество вызовов в роддома бывает через девять месяцев после новогодних праздников и лета.

- Не каждая отказница хочет получить помощь, - объясняет Юлия Пиядина. – Бывает и открытая агрессия. Но мы говорим о том, что готовы поддержать женщину, даже если уйдёт без малыша. Поможем грамотно оформить отказ, чтобы ребёнка могли усыновить. Окажем психологическую поддержку, если в будущем накроет горечь утраты. Но мама должна принять осознанное взрослое решение, чтобы потом не плакать и не просить вернуть ребёнка, который уже в новой семье. Иногда мы слышим мнение, что можно справиться со всеми отказами, но это не так. Когда видишь, что в кровной семье ребёнку может грозить опасность, нужно думать о его интересах. Те же мамы, которые забирают малышей, могут рассчитывать на поддержку и в дальнейшем. С их согласия мы передаём данные в отделения социальной помощи семье и детям по месту жительства для последующего патронажа.

Комментарий

Ольга Каракулова

Ольга Каракулова, руководитель автономной некоммерческой организации «Ответ»:

- На деньги благотворительного фонда и спонсоров наша организация снимает два коттеджа и квартиру для женщин в трудной ситуации, помогаем сохранять кровные семьи. Одновременно в социальной гостинице могут жить 10 женщин и 15 детей. Но это капля в море! Ведь обращения мы получаем постоянно, мест не хватает, есть очереди. Конечно, мы стараемся, чтобы проблема женщины решилась за два-три месяца, но бывает, что живут у нас и гораздо дольше. Есть выпускницы детдомов, получающие сейчас вместо жилья сертификат на него. Пока жилищный вопрос решается, они успевают родить, а идти некуда.

Если государство не готово создавать кризисные центры, то следует давать госзаказ общественным организациям или оказывать им поддержку.

Мнение эксперта

Татьяна Степанова

Татьяна Степанова, первая приёмная мама Казани:

- Не все отказницы плохие. Просто так сложились обстоятельства. Эти женщины потом сами всю жизнь страдают. Поэтому необходима госпрограмма по оказанию помощи данной категории, открытие кризисных центров для мам с малышами.

Подобное пытаются делать общественные организации, но развернуться не позволяют средства. Также благодаря грантам мам с новорождёнными на время размещают в одной из больниц Казани. Но это тоже не выход, у клиники свои функции.

Нужно особое отношение и к брошенным новорождённым деткам. Ребёнку необходимо человеческое тепло, а не одна нянечка на всех. Отсутствие заботы невозможно компенсировать. Например, в Болгарии вообще отказались от домов малютки. Есть специально подготовленные семьи, которые берут младенцев к себе, пока тем не найдут приёмных родителей.

Нашему государству тоже пора что-то предпринимать. Не на словах, а на деле. Потому что пока мы видим только громкие лозунги.

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество