aif.ru counter
313

Между Кубой и Татарстаном: как сочетаются в жизни джаз и татарские традиции

Алия Шарафутдинова / АиФ

С Софией мы встретились в одном из казанских кафе. У 27-летней девушки темная кожа, мелкие черные кудряшки и белоснежная улыбка. Чай, который так любят в Татарстане, кажется ей слишком горячим.

– Жду, когда остынет, - говорит она. — Я родилась на Кубе, где очень жарко и пьют только холодное.

Темнокожий студент и татарка из глубинки

Мать и отец татарской кубинки познакомились в общежитии Казанского университета в 1978 году. Асия Хусаенова из  Муслюмовского района училась на филологическом факультете, Лино Перес Альварес из Сантьяго де Куба – на истфаке,  на отделении научного коммунизма. Не обратить на него внимание было невозможно. Лино Перес Альварес виртуозно танцевал сальсу, был создателем джазовой группы, лучшим перкуссионистом Казани. Асия и Лино начали встречаться. На каникулы в Муслюмово они приехали вместе. Мама Асии к выбору дочери отнеслась спокойно. Общий язык с будущим зятем она нашла быстро, старалась каждое утро напоить его парным молоком.

София Перес уверяет, что в душе она больше кубинка, чем татарка. Фото: АиФ / Алия Шарафутдинова

На старших курсах молодые люди поженились. В 1982 году уехали на Кубу.

Лино Перес Альварес работал в Военно-морской академии, семье дали жилье  в пригороде Гаваны — Плая Баракоа.

Асия начала преподавать в той же академии русский язык, изучала испанский. В 1986 году у них родилась дочь.

С Кубы в Муслюмово

У Софии-Эльмиры много ярких воспоминаний об Острове свободы. «Помню, что столбик термометра никогда не опускался ниже отметки +30. А 5 градусов тепла зимой казались жутким холодом, все замерзали! – смеется София. — Мама говорила со мной по-русски, мы учили песню «Солнечный круг». С друзьями на улице я общалась на испанском. Отца видела редко, он был занят своей карьерой.

София Перес предпочла Кубе российскую провинцию Фото: АиФ / Алия Шарафутдинова

После распада СССР на Кубе наступило сложное время. Людям пришлось жить на скудные пайки, которые выдавали по записям в продовольственных тетрадях. По ним можно было получить крупы, бобовые, иногда сливочное масло, овощи, рыбу. 

Лино Перес Альварес ушел из морской академии, его назначили мэром пригорода Плая Баракоа, а затем главой муниципалитета Баута в Гаване. Дома он бывал все реже и всё больше отдалялся от семьи.

Татарская кубинка поет джаз. Фото: АиФ / Алия Шарафутдинова

Не выдержав трудностей и натянутых отношений с мужем, Асия с дочерью вернулась домой, в Муслюмово. Вскоре встретила друга детства и вышла за него замуж.

– На тот момент я хорошо знала только испанский язык. Помню, как впервые в 7 лет увидела снег. От восторга начала его есть, - вспоминает София Перес. — Русская речь оказалась для меня привычной: дома на Кубе часто слушали Аллу Пугачеву, смотрели советские мультики.

София была единственным темнокожим человеком не только в школе, но и во всем Азнакаеве. Сначала было непривычно ощущать на себе взгляды прохожих, но близкие и друзья помогли девочке принять себя такой, какая она есть.

София Перес играет на барабанах. Фото: АиФ / Алия Шарафутдинова

– Я с детства увлекалась хореографией, в Татарстане начала изучать народные танцы: русские и татарские. Занималась спортом: каратэ, баскетболом, плаванием, училась в музыкальной школе.

Все свое детство София-Эльмира не теряла связи с отцом: в письмах он рассказывал ей о происходящих изменениях, звал дочь в гости.

Поехала на каникулы и осталась

София-Эльмира вновь оказалась на Острове свободы в 15 лет.  

И вдруг осознала, что здесь она своя. Девочку окружали люди такой же, как у нее внешности, было много солнца и танцев.

София уговорила мать разрешить ей остаться. Чтобы пойти в 10 класс, татарской кубинке пришлось налечь на испанский, и за лето языковой барьер был сломан.

София Перес живет между двумя странами. Фото: АиФ / Алия Шарафутдинова

В Гаване София продолжала заниматься спортом, танцами, музыкой, освоила игру на маракасах, шекере. После средней школы поступила в спортивную школу, ее отобрали в Олимпийский резерв.

Тесное общение с кубинцами наталкивало девушку на мысль, что в душе она все же кубинка, а не татарка. Но в отличие от местных жителей она казалась себе более сдержанной в эмоциях.

Биотехнологии и творчество

В 21 год, узнав о смерти отчима, кубинка вернулась в Татарстан, чтобы поддержать маму. Она перевелась с Гаванского университета в Казанский, сдав разницу в экзаменах и зачетах.

Сейчас София-Эльмира учится в магистратуре Института инженерии КФУ. Недавно она выиграла правительственный грант на развитие проекта «Разработка инновационных матриц и устройств для прототипирования клеток и тканей медицинского и сельскохозяйственного назначения». Девушка видит свое будущее в науке.

В свободное время она поет на испанском, английском, португальском в джазовой группе «Персона»,  играет на экзотических инструментах, танцует латиноамериканские танцы.

София-Эльмира — мусульманка. По татарской традиции перед свадьбой они с женихом прочитали никах. Кубинка понимает татарский язык, любит традиции татар, но признается, что иногда скучает по Острову свободы. Тогда она идет на латино-вечеринки и танцует жаркую сальсу.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 7 читаемых

Самое интересное в регионах