aif.ru counter
300

Партизаны из ТАССР: история подполья

«Из 112 партизан, которые либо ушли на фронт из военкоматов республики, либо переехали в наш регион после войны, сегодня нам известно только о пятерых: Евгении Ильине, Юрии Попове и Сане Ландер, которые живут в Казани, а также Николае Мошкове из с. Теньки Камско-Устьинского района и Алексее Кононове из Нижнекамска, – рассказывает Ирина Бастракова, руководитель музея «Партизанская слава» в школе №98 Казани.

Этот музей – единственный в РТ посвящён истории партизанского движения. Посетить его можно бесплатно по предварительной договорённости, позвонив по номеру: 236-24-12. Сегодня в нём собраны материалы о партизанах, подпольщиках, участниках движения сопротивления, а также выходцах из легиона «Идель-Урал». В 1985 году этот музей предложил организовать партизан Юрий Попов.

Паёк отдали голодающей семье

В 1941 году Юре Попову было всего 17 лет. Он работал токарем на заводе и постоянно просил снять с него бронь, отправить в партизаны. Рослый, спортивный парень без проблем прошел спецкомиссию и получил путевку в спецшколу в Москву.

Дома собрали продуктов в дорогу, в военкомате выдали щедрый паёк: будущие партизаны везли с собой мешки хлеба. На Казанском вокзале они увидели измождённую женщину с детьми. «Протягиваем хлеб, а у нее слезы ручьём, - вспоминает Попов. – Так мы свои мешки ей прямо домой и отнесли... Может, она свечку в церкви за нас поставила, или еще кто вспоминал добрым словом. Но всю войну кто-то меня оберегал, хранил».

Боец с «бесшумкой»

Учиться в секретной спецшколе Юрий не захотел. Он попросил направить его в действующее партизанское соединение и попал в распоряжение Ленинградского штаба партизанского движения, в Валдайскую опергруппу Северо-Западного фронта.

Там прошел хоть и недолгую, но очень серьезную подготовку. Партизаны изучали оружие, и свое, и особенно немецкое, подрывное дело. Особенно трудными были ночные тренировки. С 16 кг кирпичей за спиной нужно было в темноте пройти 30 км по болоту. Позже Попов вспоминал эту науку с благодарностью: в немецком тылу ему не раз приходилось переводить своих товарищей через болота, которые даже местные жители считали непроходимыми.

Летом 1942 года отряд перешел линию фронта и сразу же вступил в бой. Партизаны сражались с подразделениями регулярной армии, которые поддерживались танками, авиацией. И всё же окружить и уничтожить народных мстителей фашистам не удалось.

Попов участвовал в особо опасных операциях. И оружие у него было тоже особенное - с «бесшумкой». Так называлась насадка, которую надевали на винтовку Мосина. Это устройство, напоминающее современный глушитель, было секретным. Юрий дал подписку о том, что «бесшумка» не достанется врагу. В случае смертельной опасности он обязуется ее уничтожить.

- Работа у меня была всегда, - вспоминает Попов. - Идут ребята на железную дорогу, значит, мне «бесшумкой» надо снять часовых. Только вернешься - на другую операцию пошлют, с другой группой.

В особом отряде

В январе 1943-го отряд, в которой был Попов, возвращаясь с задания, наткнулся на немцев. Юрий шел последним и был ранен в ногу. Немецкие разрывные пули, попав в тело, обычно сразу же разлетались на куски, но Попову повезло. Пуля прошла навылет, не разорвавшись, ранение было сквозным. Какое-то время Юрий бежал вместе со всеми и, только спустившись в овраг, почувствовал: нога не гнется, выбраться наверх он не может. Так и остался бы в этом овраге, но рядом, к счастью, оказался боец, который довел его до спасительного леса.

Рана не заживала долго, Попова отправили на лечение в тыл. Но оставаться в госпитале до полного выздоровления он не захотел. Уже в марте вернулся в свою часть. К тому времени 18-летнего Юру руководство считало старым, опытным партизаном. Его назначили командиром особого отряда, подчинявшегося Центральному штабу партизанского движения. Там были и успевшие повоевать в тылу врага партизаны, и только что окончившие школу подрывников новички.

- Окопов на позициях мы не рыли, - рассказывает Попов. – У нас была своя тактика: делали небольшие углубления в рост - «могилки». Чтобы можно было лечь, поставить автомат и все снаряжение, вплоть до финки. Днем с позиций никогда не уходили. По 16 часов сражались, и нашу оборону немцы прорвать не могли. Я первым занимал позицию и последним ее покидал.

А еще командир всегда строго следил за тем, чтобы у отряда был запас продовольствия. Ни при каких обстоятельствах не разрешал его бросать. До сих пор с возмущением вспоминает, как в одном из походов поручил бойцу нести бараний окорок, а тот устал и сунул его в болото. Попов приказал ценный продукт вернуть: «Ты только покажись мне без него!».

«Железка», танк, нефть

Летом 1943 года партизаны получили приказ – развернуть «рельсовую войну». Им надо было одновременно выводить из строя большие участки железных дорог, парализовать передвижение немецких частей, транспортировку техники, боеприпасов.

досье
Юрий Попов родился в 1924 г. в Оренбургской области. 22.07 1942 г. - 15.05.1944 г. воевал под Ленинградом в партизанских отрядах. Окончил Альметьевский нефтяной техникум. С 1953 г. работал в системе нефтепроводного транспорта. Ветеран ОАО «Северо-западные МН». Награждён орденами «Отечественной войны 1 и 2 степеней», «Трудового Красного Знамени», медалями «За отвагу», «Партизану Отечественной войны 1 степени», другими боевыми и трудовыми знаками отличия. Почетный председатель Совета партизан и подпольщиков РТ. Четверо детей, 10 внуков.

- Вначале была проблема: не хватало тола, - вспоминает Попов. - Но потом у нас появились свои секреты: научились обходиться минимумом взрывчатки. Только в середине июля уничтожили восемь км рельсов. И немцы целых две недели восстановить движение на этом участке не могли!

У фашистов тоже были свои хитрости в борьбе с «лесными дьяволами». Они вырубали деревья, кустарники возле железнодорожных насыпей, заваливали хворостом единственные укрытия партизан - кюветы. Один из них едва не стал для Попова могилой. Палочка, которая прижимала заряд к рельсу, упала. Партизан подложил вместо нее костыль и прыгнул в кювет. Когда «железка» взлетела на воздух, этот самый костыль едва не снес ему голову, а хворост цеплялся за одежду и не давал выбраться. И все-таки Попов вернулся к своим.

Приходилось ему выполнять и более рискованные задания. Однажды возглавляемая Юрием Поповым группа (всего три человека!) уничтожила шедшую на большой скорости колонну грузовых и легковых машин с эскортом мотоциклистов. Погибли 45 гитлеровцев и генерал-лейтенант, возглавлявший штаб целого укрепрайона. Позже партизана заставили подробно отчитаться об этой операции перед представителями секретной службы, но к награде представлять его не стали. Впрочем, Юрий Семенович не в обиде. Он называет себя счастливым человеком. Жил в трудное, непростое время, рядом были сильные, яркие люди, вместе с которыми он защищал свою страну, восстанавливал ее после войны. И на добро ему отвечали добром.

Когда после освобождения Ленинградской области партизаны соединились с частями регулярной армии, Юрий Попов стал танкистом. На танке вошел в Берлин, встретил там Победу. Вернувшись домой, вскоре переехал в Татарию, связал свою судьбу с нефтью. Говорит, что и в мирной жизни, как и на фронте, ему всегда сопутствовала удача.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах