aif.ru counter
267

Для фигурантов «Булгарии» просят максимальное наказание

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. АиФ-Татарстан 29/04/2014
Мария Зверева / АиФ

В первый день прений выступали представители гособвинения. Они попросили назначить подсудимым реальные сроки с отбыванием наказания в колонии общего режима. Так, для субарендатора судна С. Инякиной потребовали 14,5 лет, эксперта Речного регистра Я. Ивашова 7 лет, сотрудников Казанского линейного отдела Ространснадзора И. Тимергазеева и В. Семёнова по 8 лет, старпома «Булгарии» Р. Хаметова – 6 лет и 10 месяцев.

Из пяти подсудимых трое отказались участвовать в прениях. Фото: АиФ-Казань

Следующими слово получили потерпевшие, первым выступил адвокат Олег Камалов, представляющий интересы нескольких родственников погибших. Юрист обозначил, за что подсудимые должны нести наказание. По его мнению, Инякина оказывала услуги по пассажирским перевозкам, не имея на это права. Ивашов выдал документы на эксплуатацию «Булгарии», несмотря на её явное несоответствие техническим требованиям. Тимергазеев и Семенов провели предлизензионную проверку ООО «Агроречтур», возглавляемое Инякиной, не проверив достоверность сведений. Старпом Хаметов не  соблюдал правила безопасности движения и эксплуатации судна.

«Смотрите в глаза!»

Выступления потерпевших не регламентировались ни по времени, ни по содержанию. В результате эта часть прений получилась очень эмоциональной, все старались подчеркнуть масштаб трагедии. Звучали рассказы о погибших. Даже спустя почти три года люди не могли говорить об ушедших без слёз. У многих начались проблемы со здоровьем, некоторые семьи успели похоронить других родственников, которых подкосило горе.

Фарид Хисамиев потерял на «Булгарии» пятерых родных, включая родителей и дочь. Трагедия в день его рождения, а 12 июля семья планировала отметить 70-летие мамы. Лера Гильманова похоронила четверых: сына, сноху и внуков-школьников Диану и Артура.

- Мне 76 лет, и я осталась одна, - объяснила пожилая женщина суду. – Инякина просит снисхождения, ей жалко своего ребёнка. А как же 28 детей, которые погибли?

Людмила Бикбаева принесла портрет дочери Лии. Вышла с ним к клетке, где сидели подсудимые – так близко, насколько позволили приставы. Требовала посмотреть погибшей девушке в глаза, однако те не спешили этого сделать. Лия ждала второго ребёнка – девочку. Без мамы растёт маленький сын.

Досталось от женщины и адвокатам подсудимых.

- Непорядочно вели себя не все, - подчеркнула она. - Но от некоторых мы слышали издёвки, хихиканье, чувствовали себя людьми третьего сорта, которые мешают им наслаждаться процессом.

Раскаяния нет

Геннадий Игнарин – известный в Казани врач, у которого погиб 35-летний сын Иван, не пропустил ни одного заседания. Хотел разобраться, почему произошла трагедия. Одним из аспектов его выступления стала гибель на «Булгарии» девяти беременных женщин.

Геннадий Игнарин потерял 35-летнего сына Фото: АиФ-Казань / Мария Зверева

- После 12 недель беременности плод ощущает боль и может реагировать на внешние раздражители, - объяснил он. – К сожалению, в уголовном кодексе РФ нет статьи о внутриутробном детоубийстве. Но я всё равно считаю гибель будущих мам отягчающим обстоятельством.

Фарида Шагеева – пассажирка «Булгарии» отметила, что скамья подсудимых должна была быть более вместительной.

- Складывается впечатление, что любой может взять в аренду неисправное судно и без квалифицированной команды перевозить пассажиров, - подчеркнула она. – Надзорные органы могут дать документы и не заметить, как теплоход-призрак совершает рейсы, пока не произойдёт трагедия.

Павел Кочнев потерял маму, тётю и племянников-двойняшек.

- Отец остался один, 92-летний дед лишился обеих дочерей, бывших опорой в жизни, двоюродный брат с женой похоронили долгожданных сыновей, - рассказал суду Павел. – Если б хотя бы один из пятерых подсудимых сказал «нет», трагедии можно было избежать. Они даже не раскаиваются, не признают вину. Так и не поняли, что совершили!

Наказания для подсудимых все потерпевшие требовали максимального. Одни – в рамках закона и предъявленных статей. Другие не скрывали, что их устроили бы только пожизненное заключение или даже четвертование. Одной из главных просьб стало не учитывать такие смягчающие обстоятельства, как несовершеннолетний ребёнок Инякиной и пожилой возраст Ивашова.

Из подсудимых решились выступить лишь трое. Инякина и Хаметов от прений отказались. «Значит, сказать нечего», - сделали вывод потерпевшие.

«АиФ Регион» будет следить за ходом процесса. 6 мая исполнится ровно год, как дело начали рассматривать в суде…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах