aif.ru counter
54

Адвокат Александра Егорова требует вызвать в суд экипаж «Булгарии»

Речь идет о старшем помощнике Хаметове, рулевом Шкалове, мотористе Шушкове, электромеханике Байрашеве и главном механике Пузанкове.

- Как адвокат и человек здравомыслящий, коим себя считаю, я задаюсь вопросом, кто виноват в трагедии, - говорит Аида Камалова. - Мне кажется странным, что экипаж «Булгарии» не привлечен и не находится под следствием. Почему я этот вопрос ставлю в нашем уголовном деле. Всегда есть потерпевший и подсудимый. Поведение потерпевших тоже важно анализировать. На суде оглашались показания, где четко сказано, что часть команды была пьяна и, что члены экипажа не помогали пассажирам, когда те находились на плотах. Это слова потерпевших. Пусть и не всех.

Выводы и абсурды

Адвокат объяснила также, почему для дела важно, чтобы пострадавшие приходили в суд и давали показания. Сначала большинство было уверено, что сухогруз «Дунайский-66» прошел мимо плотов и не предпринял ничего. Позже люди узнали новые подробности, читали материалы дела.Теперь им известно о переговорах между Егоровым и Лизалиным. Есть информация о том, что сухогруз не мог остановиться сразу. Среди пострадавших есть те, кто анализирует эти данные и делает выводы. Поэтому одно дело, зачитывать в зале суда показания потерпевших, полученные во время следствия вскоре после трагедии. И совсем другое – заслушать их сейчас лично.

- Я слышу в суде, что до пострадавших сложно дозвониться, они не хотят разговаривать, бросают трубки, - говорит Аида Камалова. – У меня было два варианта: либо настаивать, чтобы людей вызывали, и откладывать процесс, либо выходить на приговор с тем, что есть. Скорее всего, мы придем ко второму варианту. Однако команду хотелось бы заслушать. Самое главное лицо – это старший помощник капитана. Я считаю абсурдным видеть его в числе потерпевших.

Закрыть окна



В пятницув суде зачитали несколько очных ставок с участием Александра Егорова. В том числе с капитаном «Арабеллы» Романом Лизалиным и главным механиком «Булгарии» Константином Пузанковым. Последний сообщил, что ему показалось, будто сухогруз «Дунайский-66» сбавил ход. Кроме того, в его показаниях прозвучала информация, почему не был подан сигнал бедствия. Главный механик поясняет, что вода залила дизель-генератор, и на судне не было электричества. Сам Пузанков за время крушения «Булгарии» успел спуститься в машинное отделение, закрыть там три окна, остоповать (остановить, - прим. ред.) машину и вывести трех пассажирок. Вопрос, почему в машинном отделении были открыты окна, по всей видимости, главному механику задан не был.

Следующим прокурор Евгений Дикарев зачитал заключение экспертов судоводителей, давших оценку действиям капитана Егорова. По существующим правилам, капитан должен был объявить тревогу, заглушить двигатели и начать подготовку спасательных средств. Эти действия были проведены. Однако самой операции по спасению не последовало. Интересно, что эксперты пользовались исключительно регламентирующими документами. Например, кодексом внутреннего водного транспорта. Технические возможности сухогруза «Дунайский-66» в данном заключении не рассматривались.

ОПЕРАЦИЯ ПО ПОДНЯТИЮ БУЛГАРИИ ФОТО

Ждала «Арабеллу»

Также в пятницу было принято решение огласить показания оставшихся пострадавших. Тех, кто не явился в суд сам, и не прислал заявления с просьбой о рассмотрении дела без их участия. Всего 17-ти человек.

Большинство показали на следствии, что сухогруз проследовал мимо, не попытавшись оказать пострадавшим помощь. Два человека видели, что судно сбавило ход. Один из членов команды отметил, что «Дунайский-66» находился дальше «Арбата» - судна, которое видели на плотах ранее. В первом случае многие сумели прочитать название сухогруза, во втором – это удалось лишь некоторым. Одна из пассажирок рассказала, что все время, пока провела на плоту, ждала помощи именно от «Арабеллы», так как знала, что она выходит из Болгар следом за «Булгарией».

В завершении пятого дня адвокат попросила приобщить к делу, в качестве характеризующего материала, квитанцию об оплате. Она свидетельствует о том, что в августе 2011 года Александр Егоров оплатил на почте благотворительный взнос в фонд жертв Булгарии – 10 тысяч рублей. Суд удовлетворил ходатайство адвоката.

Процесс продолжится в понедельник. АиФ-Казань будет следить за ситуацией.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах