1045

Татарский ход. Секреты ансамбля песни и пляски Тататарстана

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. АиФ-Татарстан 03/05/2017

Искусство Госансамбля песни и танца РТ - сплав музыки, вокала и хореографии. Этот коллектив - визитная карточка республики в России и за рубежом. 

Главное - манера

«Уникальность татарского танца - в манере исполнения, - считает художественный руководитель ансамбля Айрат Хаметов, на двери кабинета которого артисты повесили табличку «божественный директор». - У девушек это скромность, у джигитов - яркость, темперамент. Есть самобытные движения - первый, второй и третий татарский ход. Идёшь так медленно, как будто по облаку, переменный шаг должен быть незаметным, ажурным. И в то же время наша хореография быстрая, яркая, темпераментная, игровая». 

Штаб-квартира коллектива, отмечающего в этом году 80-летие, - особняк XIX века в центре Казани, где раньше располагалась и филармония. С 1937 года ансамбль ни разу не менял адрес, ни на день не прекращал работу. «Дома» артистов застать сложно. Они дают по три концерта в день в родной республике, гастролируют по городам и весям России, выступают в Кремлёвском дворце в Москве и лучших мировых залах. 

Фото: Государственный ансамбль песни и танца РТ

Именно этот ансамбль первым из творческих коллективов республики выступил в новых клубах, открывшихся в деревнях Татарстана. «Мы дали 44 бесплатных концерта с мастер-классами для сельчан, - говорит Айдар Хаметов. - Раньше в деревнях не было больших сцен, мы не могли выступить всем ансамблем. Огромный интерес вызвали мастер-классы. Были люди, которые впервые увидели пятирядную гармошку, впервые услышали живое вокальное исполнение. Люди спрашивали, как попасть в ансамбль, что за история у этой песни, почему именно так надет костюм и калфак». 

Сундук всегда полон

На днях ансамбль вернулся из большого сибирского турне. В Нижневартовске, Сургуте, Тюмени артистам рукоплескали полные залы. Но они не отказывались и от приглашений дать концерты  в небольших отдалённых городах. В одном из них на сцену вышла бабушка в татарской одежде: «Сынок, мне 80 лет. Если я завтра умру, я умру с гордостью за свой народ». 

«Для нас её слова были самой высокой наградой, дороже многих Гран-при», - говорит Айрат Хаметов. И отмечает, что если в 90-е годы национальное искусство пошло на спад, то сегодня им всё больше интересуется молодёжь. С удовольствием слушает протяжные песни, смотрит национальные танцы. Наверное, потому, что люди устали от попсы, рока, ставшими «орудиями глобализма».

«Вроде бы много вокруг всего, а в душе пусто, - рассуждает Айрат Хаметов. -  Хочется спокойствия, согласия, движения в том ритме, который изначально заложен в человеке. Об этом говорится и в последней программе «Священные сады», поставленной к юбилею ан­самбля. Она рассказывает о том, что когда-то город Булгар окружали цветущие яблоневые сады, позднее уничтоженные вместе с городом. Но люди, пройдя через множество испытаний, восстанавливают потерянную красоту, мир и гармонию. 

Фото: Государственный ансамбль песни и танца РТ

Наш сундук всегда полон: кантаты, мюзиклы, песни и танцы народов мира - русский, грузинский, чешский, болгарский, венгерский, украинский, туркменский фольклор, песни советских лет, композиции военного времени, но база - народное творчество».  

Попасть сложно

«80 лет - это много или мало? - задаётся вопросом худрук ансамбля. - Сменилось четыре поколения артистов. В нашем коллективе сейчас около 15 семей. Вот сейчас ещё одна семья создаётся…»  Дети артистов приходят в ансамбль с малых лет. Есть даже такая традиция: в субботу в кабинет «божественного директора» один за другим являются маленькие «артисты». Худрук ансамбля беседует с ними как со взрослыми. Ведь ребята приходят на работу вместе с мамами и папами. Должны сидеть на репетиции тихо, смирно, никому не мешать. За это им полагается «зарплата» - 10 руб.

«Попасть в наш ансамбль сложно, а уйти ещё сложнее», - говорит директор. И дело не только в физических данных. Идеальный танцор должен иметь рост 169 - 170 см, весить 50 - 60 кг, быть красивым и выносливым, виртуозно выполнять сложные элементы. Вот, например, Ильмир Мухаметзянов лучше всех в России делает «козу» - танцевальный элемент, когда корпус артиста ложится так низко, что до пола остаётся не больше 2 см, а он переворачивается и летит по кругу…

«Мы один организм, одна семья, - говорит Айрат Хаметов. - Кто-то приходит, не понимая языка, а через полгода уже говорит по-татарски. Мы отмечаем и Курбан-байрам, и Пасху».  

Фото: Государственный ансамбль песни и танца РТ

Отдельная тема - подготовка спектаклей. У каждого танцора (в ансамбле 17 танцевальных пар, 34 человека) 15 пар обуви. Есть обувь для каждого номера, сшитая по индивидуальной колодке точно по ноге артиста.  

Чтобы исторические композиции, костюмы артистов полностью соответствовали стилистике времени, к работе привлекают этнографов, линг­вистов.  

«Почему в старину у татарочек спина всегда была ровная? - задаёт вопрос на засыпку Хаметов. - На косы  вешали национальные украшения - чулпы из серебра - тяжёлого металла. С ними, хочешь или не хочешь, -  будешь ходить ровно. А выражение «у татарской девушки сердце под мышкой» появилось в связи с национальным украшением хаситэ. Это оберег с маленькой коранницей. Она вешалась под мышку - рядом с сердцем, защищала девушку от бед».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах