aif.ru counter
495

«Развод» на культуру. Художник Ильгизар Хасанов об «атаманшах» и обществе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. АиФ-Татарстан 23/02/2016
Руслан Ишмухаметов / АиФ

«Россия похожа на космос, в котором надо создавать комфорт – сложно, но надо», - говорит художник Ильгизар Хасанов.

«Живые» клатчи

- Ильгизар, почему выставка названа «Женское», если она никак не связана с 8 Марта? 

- Так совпало. И вырос я среди женщин. Меня воспитывали мама, сестра, бабушка. В нашей квартире жили в основном женщины. Как в любой коммуналке, был там и свой лидер, который всех «строил», - Галия апа. Портрет такой «атаманши» есть на моей новой выставке. А мужиков я не запоминал - то ли они пили, то ли на работе были...

- И сегодня в России женщин больше, чем мужчин. 

- В неустроенные времена мужчин всегда бывает меньше. Они начинают валять дурака, когда перестают чувствовать себя добытчиками, не выносят, когда их недооценивают. А женщины выживают в любое время, потому что им надо продолжать род. Я старался рассказать о повседневной жизни женщин, их достижениях через предметный мир 60 - 80-х. Через живопись,  фото, документы, винтажную одежду. В каждом арт-объекте много смыслов. Есть, например, история одного платья в стиле комиксов, и везде рефреном горох. Это очень женская ткань. Но теперь и мужики «заехали» на горох. Я сам пришёл на открытие выставки в «гороховой» рубашке.

Фото: АиФ/ Руслан Ишмухаметов

Целый мир - в коллекции клатчей, к каждому из которых я подобрал фото возможной хозяйки. Сумка – интимная вещь. Женщина хранит там документы, помаду, записки. Это не авоська, в которую можно сложить что попало. К тому же эти сумочки в советское время нужно было купить, вернее, достать… Их передавали по наследству дочерям. Люди моего поколения ещё могли носить одежду родителей, а вот мой сын так уже не сделает, даже если размер одинаковый. Всё! Мы превратились в общество потребителей, а раньше было общество ценителей.  

- Вы много выставлялись за рубежом, награждены золотой медалью европейского общества Франца Кафки, как Федерико Феллини, Ив Монтан... Вы тоже великий? 

- Медаль Кафки  я получил, когда участвовал в выставке в Праге. Что называется «был введён в круг Кафки». Консилиум (то есть экспертный совет) вдруг принял такое решение. 

Где бы я ни выставлялся,  в конце концов получал признание. Но башню мне от этого не сносит. Потому что знаю: все мы присоединены к каким-то информационным каналам, и если заиграешься в великого, скажут: «Хватит! Раз тебе это интересно, вот и будешь  людей обманывать, впаривать им свои работы». 

Фото: АиФ/ Руслан Ишмухаметов

Блестящая Родина

- Кафку называют гением страха, а в ваших работах нет пессимизма.  

- Во мне с детства внутренних страхов было не меньше, чем у Кафки. Того, что по-анг­лийски называется suspense – ощущения какого-то напряжения в воздухе. Это не потому, что что-то тревожное происходит. Просто Россия похожа на космос, в котором надо комфорт какой-то создавать. В неустроенном месте принято всё «тырить», закладывать в карманы про запас. К сожалению, вот так живём… 

И неправильно жить сложно, и правильно – тоже. Конечно, можно и на «Порше» ездить, и  человеком остаться. Но это сложно, потому что неустроенная жизнь не предполагает гармоничной середины.  

Фото: АиФ/ Руслан Ишмухаметов

Мы живём внешними достижениями - хотим в космос подальше улететь, победить кого-то. А победить надо прежде всего себя - внутри обустраиваться, свою Родину обустраивать…. В 80-е я три года работал дворником и был большим патриотом. Каждый день вычищал до блеска вверенный мне участок Родины - на ул. Касаткина.  А туалеты там, особенно зимой, были весьма суровые. Соседи наперебой удивлялись: как это мальчик из хорошей семьи (мама – повар, ученица легендарного Юнуса Ахметзянова) может чистить дворовые туалеты? Они почему-то считали, что дворник – это неудачник. А я очень даже гордился и собой, и блестящей Родиной. 

- «Смена» работает два года и уже успела завоевать репутацию площадки европейского уровня: кино, лекции, выставки. Одни книжные фестивали чего стоят… 

- Некоторые думают, что буржуи дают нам деньги, а мы с ребятами тут куражимся. Один знакомый так и сказал: «Ну, где деньги, там и Ильгизар!». Да, мои деньги, включая гонорар, который мы с сыном получили за дизайн-проект музея им. Горького, все здесь. У сына даже машины нет, а мне она и не нужна. Благо, жена всё это понимает, она психолог, к тому же умеет трудиться сама... 

Фото: АиФ/ Руслан Ишмухаметов

Я одно время ходил по министерствам с этим проектом, но дальше обещаний дело не шло. Мы создали такой центр сами. На этом месте были склады. Один из владельцев помещения, коллекционер, хотел создать здесь нечто подобное центру «Винзавод» в Москве. Но в итоге на благоустройство потратили больше, чем рассчитывали. Получилось, что я «развёл» владельцев на культуру и вложил сюда свои деньги. «Да, сложно с вами сейчас, закрыть трудно - столько народу приходит», -  сказал собственник и  предоставил льготы по аренде. На проведение мероприятий часто дают деньги спонсоры.  Никакого бюджетного обеспечения нет. 

Может быть, это звучит пафосно, но сюда приходит лучшая молодёжь, которая интересуется всем происходящим в жизни, стремится пообщаться, посмотреть друг другу в глаза. Даже бабушки приходят сюда – у нас есть «общество пенсионеров». В неустроенном мире надо создавать ниши устроенности, иначе этот мир так и останется неустроенным.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах