aif.ru counter
242

«Русский народ – замечательный, но никогда он не был лучше какого-то другого народа»

«Сказав много слов, мы не говорим главного, - считает известный казанский искусствовед и социолог Михаил Яо. - Нужно отказаться от...

Фото: http://kpfu.ru

Восточный магнит

Михаил Яо - русский с китайскими корнями. Его дед по матери, забайкальский казак, был последним белым, уходившим во время Гражданской войны из Находки за границу. Его отряд прикрывал эвакуацию остатков колчаковской армии, отправлявшихся в Корею.

Дед по отцу - наполовину китаец, наполовину американец. 5-летним мальчиком его подобрал на улице священник православной миссии в Пекине. В записке, которую обнаружили у найдёныша, была его фамилия: Яо-Сюнь. Первоначальное образование он получил в миссии, а затем учился в Казанской духовной семинарии, в академии в Санкт-Петербурге.

 

Досье
Михаил ЯО родился в Стерлитамаке в 1950 г. окончил Ленинградскую Академию художеств. Искусствовед, реставратор, директор Международного института антиквариата, кандидат социологических наук, доцент кафедры изобразительного искусства и дизайна КФУ.

Женат, есть сын, дочь, внук и внучка.

 

Михаил Яо в Китае не был, но к культуре и традициям своей исторической родины всегда относился очень трепетно. Искусствовед, владеющий английским и испанским языками, при случае может объясниться и на китайском. «Раньше, когда я говорил, что умею есть палочками (так было принято в нашей семье), все удивлялись, - вспоминает Яо. - А сейчас в каждом городе есть китайский ресторан. Весь мир с большим вниманием следит за тем, что происходит в Китае. Почему? К богатым всегда интерес больше, чем к бедным. Когда Китай был бедным, мы только и знали, что там плошку риса в день дают, и всё. Самые дешёвые антикварные вещи были китайские. Однажды я купил в Казани за 5 рублей бронзовый кувшинчик, сделанный до нашей эры. То, что он до нашей эры, мне уже потом знакомый специалист сказал…»

- Михаил Константинович, Россию и Китай сейчас постоянно сравнивают. На ваш взгляд, чему нам стоит учиться у Поднебесной?

- Достойно внимания то, что китайцу понятие «народное» не надо разъяснять. Утром в Пекине, Шанхае можно видеть в парках тысячи людей, которые занимаются традиционной гимнастикой. Это очень красиво. Мой папа в молодости тоже делал эти упражнения.

В одежде китайцы предпочитают национальные элементы. Это не значит, что все ходят с косичками, но у них есть внутреннее понимание личной значимости этих вещей. В отличие от нас, когда человека в детстве одевают в майку «I love Michael Jackson» и чуть ли не в этой майке он уходит в мир иной… Китайцы практически все понимают и любят своё искусство. Им не надо объяснять своеобразие стиля «гохуа». Это картины, которые пишутся тушью на бумаге и изображают всего лишь цветы и птиц.

А у нас среди православных очень мало кто понимает икону, потому что она разговаривает на языке, совершенно не похожем на европейский язык искусства. Но ни русская иконопись, ни живопись Китая никогда не считала идентичность главной ценностью. Задача восточного искусства - не изобразить, а выразить. Иконописец, например, не сокращал пространство по мере отдаления, а наоборот, расправлял в обратной перспективе. То же самое делает и китайское искусство. И это понятно огромному количеству восточных людей. Их эстетика не расставляет по полкам: это хорошо, а это хуже, это уступает другому, и т. д. Культура Востока ничего не выбрасывает, но при этом избегает фетишизма, обилия вещей. Категоричности, традиционной для европейца, на Востоке нет. Если для европейской культуры свойственно дифференцирование мира, то для восточной – стремление собрать всё в единое целое.

Приклеить корни?

- Китайский опыт борьбы с коррупцией может быть применим у нас?

- Давайте оставим Востоку востоково, а нам – наше. К тому же ужесточение ничего не даёт. Прежде чем расстреляли Чикатило, погибло несколько невиновных людей. Коррупцию никогда не победишь, но её можно уменьшить. Уберите социальные корни, и тогда не будет ни её, ни алкоголизма. Вернее, он не будет таким страшным, не будет влиять на наш генофонд.

Если говорить об укладе жизни, то от корней мы уже оторвались, их очень трудно приклеить. Главный момент, который упускает сейчас наше общество, - это просвещение, образование. Преступно тратить миллиарды только на один спорт. Причём не на тот, что мог бы войти в дом каждого, а на спорт как страшное зрелище времён угасания Римской империи, где он был только рычагом манипулирования массами. Это сейчас очень успешно используется, и в это вкладываются всё более безобразно большие средства…. Сейчас надо задуматься, что каждый из нас по мере возможностей мог бы дать обществу.

Например, в выставочный центр нашего Международного института антиквариата можно прийти бесплатно. Музей, созданный из коллекций А. Сёмина, - непубличный, нет никаких показателей посещаемости - мы не ждём этого. Мы хотим, чтобы сюда пришёл только тот, кто захотел прийти. Даже если это будет один посетитель, у него тоже будет экскурсовод. И он уйдёт от нас немного другим человеком.

В поисках истины

- На чём зиждется богатство Китая?

- Там культурная революция продолжалась10 лет, а у нас 70. Они не успели искоренить в человеке человека. Нам, в конце концов, надо понять, что самое дорогое, что может быть у человека, это истина. Нам надо знать нашу истинную историю. Считается, что Минин и Пожарский - герои. А почему не говорят, что они делали, когда вошли в Москву 4 ноября, и население побежало с просьбами избавить его от этих «героев», которые начали грабить многострадальный город? Мы празднуем 23 февраля. А никто не задумывался, что произошло в этот день? Ничего горделивого-то и не было! Это расскажет любой честный историк - не тот, который официально вещает с амвона, а оперирует фактами.

В 1945 г. подводник Маринеску потопил один из самых крупных кораблей Германии «Вильгельм Густлов». Теперь он у нас национальный герой, которому при жизни не воздали должное. А может быть, и не надо было воздавать? Ведь на корабле были в основном раненые…

В истории надо использовать сослагательное наклонение: анализировать, почему, зачем нужно было поступить именно так. Немцы сумели покаяться перед всем миром, и перед ними открылось будущее. Нам тоже нужно честно сказать, что есть, что было. И тогда мы сможем предполагать, что будет. Я глубоко убеждён: Ленина нельзя хоронить по христианскому обычаю, его нельзя и в мавзолее держать. То, что 70 лет происходило в стране, начиная с 1917 г., - страшное и очень логичное явление. Власть может быть страшной, если ей ничего не противостоит. Управлять народом, который беден, легче: общество, которое бьётся в шорах выживания, самое удобное. 

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество