aif.ru counter
149

В Татарстане мурзы готовятся к юбилею Бородино и возрождают суд чести

Через несколько месяцев страна отпразднует 200-летие Бородинской битвы. Знаменательную дату отметят и в Казани.

Совместную программу разрабатывают потомки старинных родов - русских дворян и татарских мурз.

- Есть данные, что в этом великом сражении участвовали и мурзы, один из их полков был сформирован в Казани, - рассказывает предводитель Меджлиса татарских муз Республики Татарстан Айрат ТЕРЕГУЛОВ. - Сейчас мы проверяем факты, ищём документальные подтверждения в архивах.

На страже памяти

- Айрат Шарафутдинович, чем ещё занимается меджлис?

- К мурзам много лет относились негативно, мы стремимся вернуть их доброе имя, возродить дворянскую культуру, присущие ей понятия о чести, достоинстве, нерушимости данного слова. Мурзы появились в Золотой Орде ещё в XII – XIII веках. Позже Московское княжество стало привлекать их на военную службу. Среди потомков мурз немало известных людей: Кутузов, Державин, Радищев, Карамзин, Тургенев, Куприн, Менделеев…

В 2011 году мы отметили 100-летие Нигматуллы Терегулова – человека, который сумел привезти в Казань рукопись первой моабитской тетради Мусы Джалиля. До войны он был юристом, из Казани ушел на фронт, попал в плен, бежал, сражался вместе с французскими партизанами, где ему в руки попала рукопись Джалиля. Нигматуллу Терегулова арестовали сразу же после передачи рукописи. Этот поступок стоил ему жизни: Нигматулла умер в лагере для военнопленных. В память о нём мы провели мероприятие в музее ВОВ, пригласили его родственников, представителей Российского Дворянского собрания, вручили копии свидетельств о дворянском достоинстве сыну героя.

Стремимся сохранить память о первом профессоре-медике из татар, заслуженном деятеле науки РСФСР и ТАССР Абубекире Батыр-Гиреевиче Терегулове. Шамовскую больницу, которая носила его имя, закрыли. Осталась лишь именная премия, которую присваивают раз в три года. Более трёх лет меджлис добивался присвоения имени Терегулова улице в Приволжском районе. И вот недавно там установили мемориальную доску.

- Вы уже несколько лет добиваетесь того, чтобы были преданы земле останки ханов Махмута и Мохамет Эмина, извлечённые во время археологических раскопок в Кремле…

- Один из этих людей считается основателем Казанского ханства. То, что останки уже 30 лет лежат в хранилище Института истории, противоречит всем человеческим законам. Каждый человек должен быть похоронен, предан земле. Возле башни Сююмбике начали возводить мавзолей, но потом работы приостановили. На территории Кремля и лопаты земли нельзя вынуть без разрешения ЮНЕСКО. Мы написали коллективное письмо на имя президента РТ с просьбой ускорить захоронение ханов. Оно уже рассмотрено. Теперь проект должен пройти экспертизу и получить «добро» на проведение работ.

- Сколько сейчас мурз в вашем собрании?

- 304 потомка 40 дворянских родов: Еникеевы, Акчурины, Яушевы, Мамлеевы, Чанышевы, Кудашевы, Максютовы, Аитовы, Апанаевы. 211 человек живут в республике. В основном это люди интеллектуального труда: народная артистка России и Татарстана, профессор казанской консерватории Зиля Сунгатуллина, помощник президента РТ Тимур Акулов, архитектор Светлана Мамлеева, кардиолог РКБ Юрий Терегулов, другие известные личности.

Хоть меджлис и называется татарстанским, в него входят потомки мурз, живущие в других регионах России, во Франции, Китае, Великобритании, США, Австралии…

К дворянству сейчас большой интерес в обществе. Мы получаем прошения принять в меджлис даже детей ясельного возраста. Но удовлетворяем не все. В 2011 году отклонили кандидатуры 48 человек, приняли 16. Чтобы мы выдали свидетельство о дворянском достоинстве, нужно предоставить сведения о семи поколениях предков. Кандидаты приносят нам на проверку сохранившиеся документы. Мы работаем с архивами Санкт-Петербурга, Москвы, других городов. Решение принимается на геральдической комиссии, совете старейшин. Правда, устав разрешает принимать в меджлис заслуженных деятелей, спортсменов или обычных граждан, которые активно нам помогают. Они получают свидетельства о членстве без статуса мурзы.

Генеалогию – на поток?

- Помогает ли меджлису власть?

- У нас нет прав что-то требовать. Помочь нам могут только по велению совести. Огромное спасибо первому президенту Минтимеру Шаймиеву. Когда мы обратились к нему с просьбой выделить помещение, он нас понял. Мы получили комнату в здании ВТОЦ. Правда, с большими трудностями. Указание президента было выполнено не сразу. Ведь комната в центре – лакомый кусок для многих. Сейчас в обществе царит желание иметь больше имущества, недвижимости, денег. Никто так просто ничего не отдает. А у нас денег нет. Мы не ставим перед собой цель получить наживу. В моём роду никто не занимался бизнесом. Предки Еникеевых-Терегуловых в конце XVI века жили на землях Мордовии. Когда Петр I издал указ о принятии христианства, они оставили свои хозяйства, переехали в Башкирию на свободные земли, стали их обрабатывать. Дворянский титул с них сняли, они получили прозвище «дворяне в лаптях». Многие пошли в науку. Мой отец был землемером, затем стал одним из первых агрономом СССР. Мама – тоже дворянка, из рода Туляковых. Она окончила гимназию благородных девиц в Уфе. Знала латынь, татарский, русский, арабский языки. Работала учительницей русского языка. Мурз всегда отличала образованность и скромность. Среди них были купцы, но в целом бизнесом они почти не занимались.

Когда нам выделили помещение, я получил массу предложений от предпринимателей. Поставить, например, на поток изготовление генеалогического древа. Но открывать в выделенном на совсем другие цели помещении частный бизнес – недопустимо для мурз. Нельзя наживаться на многовековом авторитете мурз, спекулировать именем дворянина.

- А генеалогические древа все-таки составляете?

- Нет, их приносят нам. Огромный вклад в это дело вносит профессор ИЯЛИ АН РТ Марсель Ахметзянов. Он, наверное, лучше всех в Татарстане знает историю мурз. Свою родословную восстановил до 14-го колена, и сейчас совершенно бескорыстно собирает по крупицам историю татарского народа.

Честная традиция

- Что сегодня преобладает в нашей жизни?

- У нас много хорошего. Появилась свобода слова, возможность высказать своё волеизъявление, а также путешествовать, увидеть, как живут люди в других странах.

Но бизнес в том виде, в каком он существует сейчас, оставляет желать лучшего. Купил товар за одну цену и за три цены продал – это несерьёзно. Надо что-то производить, развивать промышленность, конкуренцию, особенно на селе. Наши предки не были глупыми. Они понимали: всё держится на земле. Она и кормит, и одевает. Сельскохозяйственный труд очень тяжелый, его надо механизировать. А у нас почти нет производства сельхозтехники в республике.

Надо поднимать культуру жизни на селе. Там многие хотели бы жить, но условий нет: ни дорог, ни медобслуживания, «очагов культуры» мало.

- У мурз есть какие-то особенные традиции?

- Хотим включить в свой устав суд чести, который существовал в среде татарской знати в древности. Будем приглашать на него тех, кто допустил какие-то нарушения, обсуждать их поведение. Злоупотребление чем-либо – уже аморально для дворянина. Это считается позором. Мурзы должны во всём быть примером обществу. В то же время от провинившихся мы не отстраняемся, ведём с ними воспитательную работу.

Досье

Айрат Терегулов родился в 1938 г. в Башкирии. По специальности - строитель. Работал инженером-куратором строительства промышленных и гражданских зданий. В 2003 г. основал Меджлис татарских мурз РТ.

Есть дочь, две внучки.

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество