aif.ru counter
222

Мушкетёры Аксенова

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. АиФ-Татарстан 12/10/2011

В октябре 2009 года был издан последний законченный роман Василия Аксёнова «Таинственная страсть. Роман о шестидесятниках». В октябре 2010 увидел свет неоконченный автобиографический роман Аксенова «Ленд-лизовские». О том, когда Василий Аксёнов впервые попробовал себя с эпистолярном жанре, какими были детство и юность писателя, вспоминает его друг – Ринат Зулкарнеев.

Василий Павлович дружил с ним до конца жизни, называл Зулкой, писал о нём, доверил заботу об отце, находясь в эмиграции, консультировался по вопросам медицины как в книгах, так и включая собственное здоровье. Из четырёх друзей-мушкетёров Ринат Зулкарнеев, по прозвищу Арамис, остался один.

«Хулиганы» с плохим анамнезом

- Ринат Абдуллович, биография страны отразилась на вашей?

- Родился я в семье татарского драматурга Абдуллы Зулкарнеева, члена группы М. Султангалиева. Он был председателем республиканского РАБИСа (аналог современного министра культуры). Отец трагически погиб в 1935 г. Муса Джалиль сказал: «Зулкарнай погиб, как мотылёк, летевший к свету». Мама была актрисой, всегда на гастролях, меня воспитывали тётки.

- Вы учились с Аксёновым в 19-й казанской школе. В.П. писал о ней в последнем романе «Дети Ленд-лиза». Документально?

- Описан, например, Володька К., сын тогдашнего проректора КАИ, который в голодные годы войны отбирал у малышей еду. Мы решили его наказать. С нами дружил сын контр-адмирала Смирнова Виталий. Он рассказал о поборах трём морякам. Те при орденах, в бескозырках с ленточками подъехали к школе и, при всеобщем ликовании малышни, грозно показали наглецу кулак: «Будешь сирых обижать? Смотри у нас!» В дальнейшем этот Володька К. сделал нам с Васей немало пакостей. Так что «Дети Ленд-лиза» - правдивый роман. Я учился с Аксёновым с 3-го по 9-й класс, потом он уехал в Магадан. Его родители были репрессированы, Вася жил в семье Котельниковых. Мою тётю тоже посадили на 10 лет. Первым её мужем был Г. Марджани, младший сын великого татарского просветителя. С нами, как с детьми неблагонадёжных, не церемонились. Однажды от перевода в школу рабочей молодёжи спас друг моего отца, писатель-фронтовик, имевший личную награду от маршала Г. Жукова, Асхат Айдаров. Благоговение перед участниками войны осталось у нас с Васей навсегда.

Хорошо, что вас не было с нами

- Почему вы решили стать врачами?

- Наши мамы знали: медик и в лагерях выживет. Вася был бы неплохим врачом. Он практиковал после вуза в Подмосковье. Но из КГМИ он перевёлся на 5-м курсе в Ленинград, где жила его тётя. В Казани нас преследовали, завели дело.

- За что?

- Нас было четверо: Феликс Газман (Портос). Он поступил с нами в КГМИ, но потом ушёл в пединститут. Юра Акимов (д’Артаньян), спортсмен, фехтовальщик, приехал с Васей из Магадана, поступил в строительный, потом стал министром строительства республики, воспитал Марата Хуснуллина (нынешнего зам. мэра Москвы). Вася был Атосом, а я, наверное, за смазливость, Арамисом. Мы выделялись. Поставили как-то сцену из «Бани» Маяковского. На институтском смотре самодеятельности секретарь парткома буркнул: «Зощенко на сцену протаскивают!» Это был период гонений на писателя. А в студенческой группе нашлись те, кто внимательно прислушивался к нашим разговорам. Мы угодили под «разработку». Я даже фамилии помню тех, кто допрашивал, предлагал стать стукачом. Откуда только силы взялись, чтобы устоять перед посулами и угрозами! Нас поддерживал свояк Аксёнова, Евгений Михайлович Котельников. Среди начальства мы были изгоями, но среди студентов – популярны, т.к. занимались баскетболом. С 5-го курса Вася перевёлся в Ленинград, в КГМИ придрались к его документам. «Вдруг» выяснили, что на северные льготы из-за Магадана он при поступлении права не имел как сын заключённых. Вася занял тогда деньги у моей мамы, у Котельниковых, и отправился в Магадан. Собрал справки, что его мама – Евгения Гинзбург, на тот момент была уже на поселении. Через Минздрав страны восстановился в КГМИ, но, понимая, что учиться не дадут, перевёлся в Ленинград.

- А потом вы общались?

- Как спортсмен и спортивный судья я часто бывал в Ленинграде. Однажды мы с Васей навестили Анну Ахматову. Чай пили, говорили о литературе, о жизни. Она жила очень скромно, аскетично. Я тогда понял, что интерьеры - не смысл жизни. Вот и сам живу в «хрущёвке», богатств не нажил. У Ахматовой познакомился с Михаилом Козаковым. Потом часто встречались в Москве. На одном из своих юбилеев он был в майке с надписью по-английски: «Верните Аксёнова!». Вася жил тогда в эмиграции.

- Василий Павлович начал писать в институте?

- Мы готовили мюзикл «Дороги на фестиваль» к Всемирному фестивалю молодёжи и студентов в Москве. Он написал диалоги, стихи, песни…В Доме учителя, где сейчас находится синагога, репетировали, привлекли студентов разных вузов. Будущий главный режиссер Качаловского театра Евгений Простов руководил постановкой, но нам внезапно отказали в помещении. Пошли с Васей домой к Простову. Он сказал с горечью: «Эх, ребята!». Мы всё поняли, ведь нас уже «приглашали» в КГБ. А за Васей особо присматривали, его отец был видной личностью.

«Нет, весь я не умру!»

- Аксёнов понимал отца?

- Вася относился к нему бережно, хотя взгляды расходились. Просил меня следить за здоровьем Павла Васильевича, а тот говорил: «Сколько Богом отпущено…» Возможно, в душе он веровал. Хоронить его приехали первые лица республики, он был коммунистом-ленинцем с огромным стажем, легендой! Увидев спартанскую обстановку в квартире, персоны остолбенели. Вася не мог приехать, был в эмиграции. О Боге мы с ним никогда не говорили. Но как-то он сказал: «Душа будет жить. Я воссоздамся по молекулам!» Православие он принял в эмиграции, в храме на окраине Вашингтона. Там же познакомился с будущим послом США в СССР Д. Мэтлоком, который тоже принял православие.

- В посольстве США в Москве, когда В.П. приехал в страну по приглашению г-на Мэтлока, будучи лишённым гражданства, он и остановился…

- Да, и это вызвало тогда резко негативную реакцию всяких «патриотов». Но Вася очень любил Россию и, конечно, Казань.

- В казанский Дом Аксёнова вас приглашают?

- Слишком много сейчас людей, не имеющих отношения к Васе, которые стремятся «засветиться» в лучах его славы.

Досье

Ринат Зулкарнеев родился в Казани в 1932 г. Хирург-травматолог. Автор более 250 научных трудов, пособий для врачей, получивших международное признание. Заслуженный врач РТ и Республики Марий Эл, заслуженный деятель науки РТ. Женат. Взрослые сын и дочь, внук.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 7 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество