aif.ru counter
1084

Казанский художник Виктор Тимофеев о войне на Украине и пользе монархии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. АиФ-Татарстан 23/09/2014
Фото Марии Зверевой / АиФ-Казань

Эти картины выставлены сейчас в центре современного искусства «Смена». Там нет ни батальных сцен, ни солдат-героев. «Первая мировая - безумие, которое, к сожалению, никого ничему не научило», - так описывает автор идею своего проекта. 

Слово за царя

Виктор Тимофеев - художник без званий и наград, но известный и в Москве, и за рубежом. Его работы есть и в столичных музеях, и в заграничных частных коллекциях. Дома многих казанцев украшают тимофеевские коты - «Бородатые лица зверей», которые Виктор Евгеньевич запросто дарит знакомым. 

Встретив Тимофеева на выставке, да и просто на улице, на него невозможно не обратить внимания: конский хвост, комсомольский значок... 

- Почему именно ВЛКСМ?

- Нипочему! (Смеётся.) Этот значок нашёлся где-то, прицепился… По советской эпохе я не ностальгирую. Хотя мои работы первый раз взяли на выставку ещё в те времена, в 1982 году. Я тогда работал грузчиком в «Детском мире». До конца 90-х трудился маляром-декоратором в Театре им. Качалова. 

Сколько с тех пор у меня было выставок, не помню. «Сорок сороков» - третья в этом году, не считая участия в коллективных. 

- Как возникла идея написать «Сорок сороков»? 

- Темой Первой мировой войны я заинтересовался ещё во время работы в театре. Собирал военную форму той эпохи, атрибутику. Занимался военными реконструкциями. 

К сожалению, моя коллекция погибла во время пожара. Но кое-какие вещи остались. Храню нож, который привёз с фронта представитель известной казанской семьи Бренин­гов (их аптека до сих пор украшает ул. Баумана). 

А идея серии «Сорок сороков» возникла, когда я писал картины в честь празднования 400-летия дома Романовых.

Фото: АиФ-Казань / Фото Марии Зверевой

- Николая II канонизировали, но его винят во многих бедах России. 

- Если вся беда царя в том, что он оказался очень человечным, то это не упрёк. Думаю, тогда многое зависело не от него. 

По моим наблюдениям, страны, где есть монархи, - Англия, Япония, живут лучше, чем другие. Когда в Испании в 1981 г. случился переворот, куда побежали? К королю Хуану-Карлосу. И он сделал всё, чтобы страна не ввязалась в гражданскую войну. 

Монархия может быть декоративной, как в Англии. Но важно не то, что королева или царь - командир, важна идея. 

Уничтожив эту идею в 1917 году, мы насильно влезли в историю, сломав её через колено. 

Монархия - логичный итог естественного развития общества. Демократию она не отменяет. Разве Англия не демократическая страна? Они без Конституции живут замечательно, а мы свой основной закон чуть ли не каждый год меняем. 

Тропа в пустоте

- «Сорок сороков» - это срок сроков, то есть конец света? 

- Нет, конечно! Сорок сороков - это древнее русское понятие бесконечности. А в конец света я не верю. Это антинаучно, как говорит мой лечащий врач, патологоанатом. (Смеётся.) Верю в человека, в разум, в бога. Ведь я же вижу нормальных людей. По воскресеньям хожу на книжный базар, вижу, что народ покупает книги, читает… 

40 - это длина листов ДВП, на которых написаны картины. Я совершенно случайно достал 40 листов одного размера, потом ещё 40. 

Взял за основу цвета имперского флага - жёлтый, чёрный, белый. И этими цветами попытался сказать, что думаю. Там нет ни взрывов, ни солдат - там люди, их эмоции. Экспозиция выстроена на параллелях - с одной стороны идут картины, посвящённые войне, с другой - миру. Ну да, если учесть, что цена жизни - это смерть, то, может быть, цена мира - это война? 

Есть на картинах и плод граната - очень древний символ. Это надежда на воскрешение, знак мудрости и любви. 

Первая мировая война привела к крушению сильнейших монархий мира: в России, Германии и Австро-Венгрии. А ради чего всё это произошло? 

У Мандельштама есть страшные строки об этом времени - «Стихи о неизвестном солдате»:
«Миллионы убитых задёшево // Проложили тропу в пустоте»

Вся беда в том, что мы сейчас живём в XXI веке и у нас под боком - на Украине фактически идёт гражданская война. Разве это чужая территория, если война идёт в СССР, а все мы родом из СССР. Как мимо этого пройти?
Я уважаю самостоятельность Украины, и мне всё равно, кто там прав, кто виноват. 

Люди, которые случайно гибнут, - вот что страшно. Ведь в войне никто не побеждает. 

Фото: АиФ-Казань / Фото Марии Зверевой

Зло без радости

- Раньше вы не вставляли свои картины в рамки, а недавно даже серию с таким названием написали. Чувствуете ограничения?

- В рамки себя не загоняю. Но свобода уходит - это чувствуется. Появились выставкомы, которые решают: «Это идёт, а это не идёт», «это выдержано, а это не выдержано». Мы возвращаемся ко всем тем неперспективным вещам, которые были при Советской власти. 

В 90-е люди толпами приходили на наши первые авангард­ные выставки, в очереди стояли. Мы дежурили у картин, потому что люди не просто смотрели выставку, но и задавали много вопросов. 

Этот накал прошёл. Выставочные залы стоят пустые. Когда пришлось по-новому жить, оказалось, это сложно. Цензуры нет, но картинки-то не покупают! Раньше их приобретало государство, а теперь покупают какие-то частники. 

Но, если художники начинают работать, ориентируясь только на вкус заказчика, сложно не спутать деньги с искусством. Мне, слава богу, не пришлось делать выбор между этим и тем. 

- Для вас самое главное в жизни…

- …это возможность творчества. Любой человек, который рисует - хорошо или плохо, лучше, чем не рисующий. Любой пишущий человек, даже графоман, всегда лучше, чем не пишущий. Потому что этот человек понимает ценность слов, индивидуальности. Он будет делать зло без радости, без удовольствия - может быть, нечаянно, но несознательно. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 7 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество