aif.ru counter
760

Художник Александр Иншаков о Казани, Свияжске и посредниках культуры

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 1. АиФ-Татарстан 1-2 10/01/2014
Фото из личного архива Александра Иншакова / АиФ-Казань

Чужое лицо

- Александр Фёдорович, знаете ли вы, что Казань хотят лишить исторического статуса?* Иначе никакие работы нельзя проводить…

- Уму непостижимо! Любой уважающий себя город гордится своей историей, культурной средой, которая создаётся веками стараниями предков. Когда я писал старые улочки, и представить не мог, что они исчезнут. Особо дорога была Старо-Татарская слобода. Новоделы не представляют интереса, всегда предпочтительнее подлинники. 

- А помните надписи на стенах старых домов «Долой трущобы!»?

- Люди хотели жить в нормальных условиях.Но знаю и то, что в Казани никогда не имелось концептуального градостроительного плана, всё «по кусочкам». Сначала строили на окраинах, это проще и дешевле. Потом добрались и до культурно-исторического центра, который должны были любой ценой сохранить. Но многое сломано, истоптано, уничтожено. Беда старой Казани в том, что строения были в основном деревянными. Камень долговечнее. Но и с деревом всё индивидуально. Взять хотя бы Троицкую церковь в Свияжске, срубленную топором во времена Ивана Грозного… Между брёвнами лезвие ножа не проходит! Если дерево рубят топором, оно становится прочнее. Если пилят, то оно разрыхляется, гниль проникает. Наши предки это знали. 

- Вы, похоже, долго не были в Свияжске. Его изрядно омолодили.

- Я работал директором музея ИЗО, когда мы сделали проект: остров не трогать, а туристическую инфраструктуру создать поодаль. Туристов возить летом на лодках, зимой - на санях.Экзотика! Но тогда не нашлось денег, всё заглохло. Сейчас не хочу туда ездить и гостей возить. Аура исчезла... 

Всё на продажу

- Современная урбанистическая цивилизация совместима с исторической культурой?

- В Европе - да. Там исторического камня не сдвинешь с места без одобрения специалистов. А у нас решения принимают хозяйственники. Когда построили Набережные Челны, я часто ездил туда по музейным делам. Люди жаловались: некуда пойти, приткнуться. Только потом начали заниматься культурной средой. Пример Челнов показывает, куда Казань может дойти, если не одуматься. В Петербурге тоже есть проблемы с новостройками. Но центр города - это гармония, это святое! Центр Казани - архитектурная какофония. И всё ради денег, а не ради горожан.

- Не осталось людей с художественным вкусом?

- Их ведь с детства воспитывать надо, учить. Это не вина их, а беда. Я 35 лет работал в сфере детского образования. За эти годы не построено ни одной музыкальной или художественной школы по специальному проекту. Казанскую художественную школу №1 с её огромной историей переселили в новый Кукольный театр, и в одном помещении занимается два класса. Это же несерьёзно! А раньше знали, как растить не только гениев, политиков, учёных, но и эстетически образованных людей. Царскосельский лицей даже архитектурой своей, интерьером формировал особую атмосферу. А у нас в любой школе либо туалетом воняет, либо столовкой. Я воевал с этим! Помню, была благородная идея: на Адоратского, где строили комплекс 9-й гимназии, разместить под одной крышей также музыкальную и художественную школы, оформление помещений доверить детям с помощью, разумеется, художников. Всё утонуло в согласованиях с властями, которые регламентировали каждый «чих». 

Мёртвая натура

- На вернисаже на «Казанской ярмарке» ваш натюрморт купили сходу. Вы, мне показалось, даже удивились…

- На вернисажи обычно приходят те, у кого нет средств на произведения искусства. А те, у кого средства есть, имеют примитивные вкусы. Как-то сижу на улице, рисую. Останавливается крутая машина, выходит мужчина… И вдруг приглашает к себе в особняк показать приобретённые картины. Я увидел и обалдел (не в хорошем смысле). А он - в восторге! Но ведь эти картины будут, наверное, висеть в его доме всегда. Они не должны надоедать, а эффект­ные, на первый взгляд, вещи не всегда соответствуют. Сложно, например, с портретами…По фотографии я не люблю писать, это «мёртвая» натура, тогда как задача художника не просто скопировать внешность, надо почувствовать человека, его характер, особенности. Как-то мы с коллегой Простовым-Покровским выставлялись в Дублине. Всё раскупили, потому что это было не ремесло, а творчество. Саша тогда сказал, что если б жили в Европе, деньги бы гребли. А тут - сами понимаете. 

 

Работы Иншакова известны в Америке, Ирландии, Чехии и на Мальте. / Фото из личного архива Александра Иншакова

- Да и здание Худфонда, где вы творите, не Европа…

- Стыдоба и нищета. Разговорился однажды с выпускницей Казанского художественного училища, которая живёт сейчас в США. В её штате раз в месяц праздник - все художники проводят Дни открытых дверей в своих мастерских. Со всей округи люди съезжаются. А мне, если бы был такой день, пригласить некуда. Да разве только мне? Хорошо, что хоть крыша в здании уже не течёт, починили. В Казани даже музей ИЗО - в приспособленном помещении. Хотя в Саранске построили специальное, где все условия для хранения и картины не таскают туда-сюда на руках. В Татарстане, видимо, и так сойдёт. 

- Как видится вам будущее музейного дела?

- Во Франции житель любого городка, придя в местный информационный центр, имеет возможность за минимальную плату ознакомиться с коллекциями Лувра и других музеев, получить разъяснения, сделать распечатку и т.д. Разве плохо жителю, допустим, Актаныша, который интересуется искусством, иметь такой же доступ к коллекциям Эрмитажа, Третьяковки? Вот чем надо заниматься минкультуры РТ, если оно, конечно, озабочено формированием культурной среды. Однако пока торжествует среда бескультурья.

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество