4223

«Хайп татарам тоже нужен». Что думают о «Зулейхе» в Татарстане

Артем Дергунов / АиФ

Мнения жителей и уроженцев республики о 8-серийном фильме «Зулейха открывает глаза», который режиссёр Егор Анашкин снял по роману Гузели Яхиной, - в материале «АиФ-Казань».

Человек может сломаться, а может вырасти


Ираида Аюпова, министр культуры РТ:  «Не могу сказать, что в сериале «Зулейха открывает глаза»  мне нравится всё, с чем-то я бы поспорила. Но в целом сюжет фильма захватывает меня как зрителя, вызывает интерес. Это нормально, что о фильме «Зулейха открывает глаза»  идёт полемика. Значит, в обществе есть интерес к эпохе 1930-х годов, к тому, как жили в то время люди. Страшнее было бы, если бы эту картину восприняли равнодушно.  Звучат разные оценки, потому что любое художественное произведение каждый зритель воспринимает по-своему. Оно может оставлять абсолютно разные впечатления у разных людей. Попытки искать, насколько документально выверены все детали фильма, не совсем правильны в отношении творчества. Мы все прекрасно понимаем, что это не документальный фильм, а сериал, поставленный по художественному произведению. Использовать художественное произведение как учебник по истории или этнографии некорректно. Картина не даёт оценок, она о том, насколько уязвима судьба человека перед объективными обстоятельствами. Любой кризис, как и период самоизоляции, который переживает сейчас весь мир (это тоже объективные обстоятельства), даёт возможности для развития. Человек может сломаться, а может вырасти. Если посмотрев этот сериал, зритель еще раз задумается о времени, в которое жила Зулейха, и сделает вывод, что никогда нельзя сдаваться и надо всё равно идти вперёд, оставаясь самим собой, это будет просто отлично».
Полный текст интервью читайте здесь

Успех фильма из-за карантина
 

Нияз Игламов, театральный критик: «Книга и сериал «Зулейха открывает глаза» не вызвали у меня ни восторгов, ни отторжения. Роман дочитал не сразу. С первого раза он «не зашел», второй раз читал по рабочей необходимости. Мне он не показался образцом мощной русскоязычной прозы. Тем не менее, книга абсолютно удачная, коммерчески успешная, отвечает запросу своей аудитории. Это интеллектуальный дамский роман. Лично меня он глубоко не трогает. Когда есть Шаламов, Солженицын, Чудаков с его «Ложится мгла на старые ступени», читать Яхину на ту же тему мне не хочется.

Что касается сериала, я посмотрел лишь полторы серии и больше не вернулся. Очень низкий художественный уровень. 

У каждого времени – своя психология,  существует категория историзма, то есть, психологически достоверного описания эпохи через поступок, характеры. Мы видим, что в историческом романе, где описываются 30-е – 40-е годы ХХ века,  действуют люди с психологией наших современников. Но тогда люди мыслили совершенно иначе, у них были другие установки. И если в романе есть масса нюансов, которые позволяют все это воспринять, в фильме ничего подобного нет. Почти в каждом кадре видим нарушение даже не исторических деталей, а самого принципа историзма, есть какая-то надуманность. Снято поверхностно, бегло. Перед критическими сценами совершенно нет ощущения надвигающейся угрозы…

В 30-м году красноармейцы, сотрудники ГПУ не были бандитами. Это были люди с дисциплиной. Они действовали по правилам, нормативам. Это была госудаственная машина. Не могли они просто взять и утопить баржу с заключенными.  Это 30-й год, террор еще не был «закручен» до предела. Большой террор начинается со смертью Кирова в 1934 году, апогей приходится на 37-38 годы. До этого все было иначе.

В книге материала было на несколько сезонов, решили уместить в один. Надо было в корне менять сюжет, привлечь автора в ряды шоураннеров. Почему я должен это смотреть? Я не должен. То, что в итоге получилось – большая неудача. Героям сериала не получается сопереживать. Они выхолощенные, картонные, и это не вина артистов.

В то же время, я считаю, излишний негатив никогда не оправдан. Хочется сказать: ребята, это всего лишь художественное произведение. Ни Гузель Яхина, ни Чулпан Хаматова не ловили и не кушали маленьких детей. Не нравится – закрывайте книгу, выключайте телевизор.

И книгу, и сериал в основном ругают три категории граждан: упертые сталинисты, русские шовинисты и татарские националисты. Несмотря на то, что смотрят они в разные стороны, все они сливаются в едином хоре. Чрезмерные  восторги и проклятия кажутся мне политически ангажированными. Мне нравится взвешенная, спокойная критика. Такая критика появлялась как на роман, так и на сериал. Когда показ серий закончится, думаю, взвешенных отзывов будет больше.

Отмечу, что карантин обеспечил зрительский успех картины. Не будь карантина, такого числа просмотров не было бы. А так - сформировалась неконкурентная среда».

Грозят расправой

Ренат Шамсутдинов, заслуженный артист Татарстана: «Ажиотаж вокруг сериала мы, актеры, испытали на себе. Пользователи соцсетей перешли на личности, обвинили нас в том, что мы предаем свою нацию.  В Инстаграме грозят, что над нами тоже будет расправа – как в сериале. Чулпан Хаматовой обвинения пишут на адрес ее благотворительного фонда, созданного в поддержку больных детей.  Зачем это делается, кто и зачем раздувает эту ситуацию – непонятно. Пишут безликие авторы без фотографий… Я задавал вопрос: «Съемки велись в Казани, почему же вы там не выступали?»  Молчат. Ну что ж, у нас в Татарстане есть поговорка: разбушевавшаяся муха стекло не сломает… Бояться их нечего. И я уже перестал отвечать.

На съемочной площадке и речи не шло об издевательстве над татарами, или другими нациями. Никакой грязи в этом фильме нет, постельные сцены сняты сдержанно. Сама суть истории такова, что героиня в начале фильма живет как рабыня при своем муже. Она не родила мальчика, дочери умерли, уважения к ней нет, потому свекровь ее «гнобит». Это было страшное время, красный террор, раскулачивание. Время катастрофическое для всех народов. Убивали простых, работящих людей, к власти рвались бездельники, которые не хотели работать. Писали доносы. Никто не знал, что будет утром, когда проснешься».


Хайп татарам тоже нужен

Юрий Гвоздь, экс-глава Союза кинематографистов Татарстана, режиссёр:

«Чем хорошее произведение искусства отличается от плохого? Нюансами и деталями. С этой точки зрения сериал проигрывает. Возьмём сцену у Казанского университета, в ней рассказывается о революционных событиях и Гражданской войне, а в кадре стоят автомобили 30-х годов. Тут же – подобие баррикад, составленных из каких-то современных ящиков из-под фруктов.

Мне бросилась в глаза посуда у переселенцев – новенькие алюминиевые тарелки, как будто только что из столовой принесли. Но если люди уже полгода живут в лесу и на костре варят пищу, то и посуда должна выглядеть соответствующе!

Удивила деревня Семрук (спецпоселение, где живут раскулаченные). Получились какие-то дачи с резными окнами. Знаю, что Минсельхоз Татарстана помогал со съёмками обозов, но в фильме их почти нет, хотя было затрачено много сил. Показали кусочек морды верблюда на фоне Спасской башни. Всё очень фрагментарно, а ведь у хорошего режиссёра каждый кадр выписан, всё расставлено по своим местам, один кирпич вытащишь – брешь.  Ладно бы денег не хватало и пришлось довольствоваться подручными средствами, но бюджет был хороший –  и телеканал деньги выделил, и республика поучаствовала.

  Показательный момент этого фильма – перечисление под видом заключённых имён ныне здравствующих муфтиев. Сейчас сценаристы говорят, нашли имена  в интернете. Всё это –  от поверхностного анализа, нехватки общей культуры. Сейчас такое познание жизни – интернетовское. Когда ты снимаешь какую-то эпоху, нужна достоверность, но в итоге правды жизни мы не увидели, отсюда и возникло недоверие к увиденному и ко всей истории.  Этого не только в этом сериале, но и во многих современных картинах не хватает.

Хотя в плане драматургии сериал хорош.  Изначально автор Гузель Яхина писала киносценарий, который в итоге вырос в роман. Действительно, в сериале очень много действия, зрителю буквально не дают успокоиться: вот один из героев пошел топиться, следом – сцена схватки с волком. Ну а то, что сериал обсуждают и критикуют, это хорошо.

Один этот фильм больше говорит о Татарстане, чем все международные инвестиционные форумы, в которых мы участвуем. Мне скажут, татары показаны в невыгодном свете – злая свекровь Упыриха, деспот-муж Муртаза. Но ведь умный человек не судит о нации по Кабанихе Островского! Я считаю, ничего там такого нет. В любой нации есть разные люди, это художественный вымысел. Раскулачивание было, почему об этом нельзя говорить?

Фильмов про весёлую и сытую жизнь мы в своё время насмотрелись. Поэтому такой пиар, или, как любят сейчас говорить, хайп татарам тоже нужен!»

Нападки неоправданны

Алексей Литвин, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки ТАССР и России:

«Чулпан Хаматова играет прекрасно, я очень уважаю её как актрису и как человека. Считаю, что нападки на Гузель Яхину и Чулпан Хаматову необоснованны. Гузель Яхина не только показала, как люди выживали в то сложное время, но и как они смогли сохранить свои обычаи, традиции.

На мой взгляд, коллективизация, те методы, которыми она велась, – преступление. Она, по моему мнению, была направлена на уничтожение крестьянства, прежде всего трудового. В кулаки могли записать кого угодно, в том числе и середняков. Например, кулаком объявили деда первого президента России Бориса Ельцина – только потому, что в его хозяйстве были корова и лошадь.

В 1930-е годы во время коллективизации из Татарии были высланы десятки тысяч людей. С 1918 по 1953 г. в Татарии по политическим мотивам были отправлены в ГУЛАГ более 10 тыс. человек. Всего же, по данным «Мемориала», с 1921 по 1953 г. в стране было почти 5 млн политзаключённых. Из них 10 % осуждены несколько раз.

Коллективизация вызвала массу крестьянских восстаний, которые подавлялись силой.  Только в 1931-1933 годах в стране было более 3 тыс. таких выступлений. В Татарии за это время было около 10 крупных крестьянских восстаний».

Наступили на больную мозоль, а нужен лейкопластырь

Михаил Черепанов,  председатель Ассоциации «Клуб Воинской Славы», заслуженный работник культуры Республики Татарстан, лауреат Государственной премии РТ:
«Пытаюсь его смотреть, но как фильм он меня не увлекает. Бывает, включаешь сериал и выключить не можешь – хочется конец узнать. В «Зулейхе» и так всё понятно, известно, что будет. И что счастливого конца не предвидится. Сейчас люди и так напряжены – неизвестно, что будет завтра, что будет, когда снимут карантин. У всех груз на плечах. А тут такой фильм. Не то время выбрали. Реакция общества – наступили на больную мозоль, а нужен сейчас лейкопластырь.
Всё это было: голод, жестокость, расстрелы. В книге и фильме всё изложено верно и никакой клеветы на татарский народ нет. 200 тыс. жителей Татарстана пострадали от политических и административных репрессий. И жестокость внутри татарских семей была. Жёны по шариату считались собственностью мужчин».
Полный текст интервью читайте здесь.


Кощунства не было

Камиль хазрат Самигуллин, глава ДУМ РТ:  

«С началом показа фильма «Зулейха открывает глаза» многие единоверцы обратились ко мне с вопросом о том, неужели одна из его постельных сцен была снята в мечети, как это было показано на экране. Возмущения мусульман вполне понятны: глумление над мусульманскими религиозными ценностями и святынями было бы непростительным кощунством.
И в действительности оно не было допущено.
Старинная мечеть, о которой идёт речь, находится в селе Маскара Кукморского района. К сожалению, мечеть эта недействующая, является объектом культурного наследия. Тем не менее как мусульманский деятель, имам-мухтасиб района до и во время съёмок держал под пристальным контролем вопрос использования здания бывшей мечети. Кроме того, все дни съёмок в ней дежурил имам-хатыйб деревни, который следил за тем, чтобы внутри не случилось ничего богохульного. Неприличная же сцена, призванная нам напомнить о чудовищной политике воинствующего безбожия в недавней истории нашей страны, была сделана в съёмочном павильоне и затем добавлена в картину с помощью монтажа. Насколько оправданно наличие подобных кадров в художественном произведении и насколько достоверно в картине воссоздана историческая действительность – отдельный вопрос. И его мы должны задать прежде всего создателям сериала. Сам я однозначно считаю, что показ откровенных сцен по ТВ и не только – это аморально и омерзительно. А для меня образ татарской Зулейхи – это образ, созданный Гаязом Исхаки. И он навсегда останется символом духовной стойкости, целомудрия и преданности своему народу и религии».

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Экраннарга "Зөләйха күзләрен ача" фильмы чыккач, күп кенә мөэмин-мөселманнар миңа, җенси якынлык күренеше дөрестән дә мәчет эчендә төшерелгәнме дигән борчулы сораулар белән мөрәҗәгать итә башлады. Дин кардәшләребезнең ризасызлык белдерүе аңлашыла да: мөселман дине кыйммәтләрен һәм изге урыннарга карата мондый тәртипсезлек кылу мыскыл итү, мәсхәрә булыр иде. Билгеле, моңа юл куелмады. Фильмда күрсәтелгән иске мәчет Кукмара районы Мәчкәрә авылында урнашкан. Кызганыч ки, бу мәчет бүгенге көндә гыйбадәтханә буларак эшләми һәм ул мәдәни мирас объекты булып тора. Шуңа да карамастан, район имам-мөхтәсибе, мөселман дин эшлеклесе буларак, элеккеге мәчет бинасыннан ни рәвешле файдалануын фильм төшерелә башлаганчы да, башлангач та ныклы контрольдә тотты. Моннан тыш, әдәпсезлекләр кылынмасын өчен, мәчеттә съемкаларның барышын беренче көненнән үк авылның имам-хатыйбы күзәтеп торды. Интим күренеш исә илебез тарихында дәһрилек сәясәтенең коточкыч һәм җимергеч булганын күрсәтә һәм башка мәйданчыкта ясалып картинага монтаж ярдәмендә өстәп кертелә. Сәнгать әсәрендә мондый кадрларның булуы үзен ни дәрәҗәдә аклавы — аерым сорау. Һәм аны беренче чиратта сериалны төшерүчеләргә юлларга кирәк. Мин үзем, һичшиксез, телевидение һәм башка ресурслар аша ачыктан-ачык оятсыз күренешләрне күрсәтүне әхлаксызлык һәм җирәнгеч дип саныйм. Шәхсән үземә килгәндә, татарның Зөләйха образы – ул Гаяз Исхакый тудырган образ. Һәм ул һәрвакытта рухи ныклык, гыйффәтлек, үз халкына һәм үз диненә тугрылык символы булып калачак.

Публикация от Kamil Samigullin (@kamilhazrat)


Не хватает историков-консультантов

Алла Сальникова, доктор исторических наук, профессор кафедры Отечественной истории КФУ:  «Фильм сильный в эмоциональном плане, много трогательных моментов. Я бы не стала его ругать за субъективный, личный взгляд автора на происходившие события. Это художественный фильм, он не претендует и по определению не может претендовать на историческую достоверность. Каждый автор имеет право на свой взгляд. Здесь показана судьба одного конкретного человека в период раскулачивания. Есть несоответствия, создателям фильма не хватило помощи историка-консультанта. Например, сцена, когда Зулейху привезли в Казань, а это по сценарию 1930 г. На площади у Кремля едет агитационно-пропагандистское театрализованное представление с аллегорическими фигурами – это хронологически неверно. Такие представления с элементами карнавализации были популярны скорее в первой половине 20-х годов, но никак не в 30-е.  Хорошо, что сериал вызвал резонанс. Раз он будит чувства людей, значит, работа не зря проделана. Многие полагают, что не надо было показывать сериал, когда люди на самоизоляции, в такое трудное время, а я считаю, очень вовремя показали. В фильме люди борются за жизнь, показывая и нам пример стойкости и человечности».
Полный текст интервью читайте здесь.

Сериал и роман созданы не для того, чтобы кого-то очернить

Марат Сафаров, историк, журналист:

«На экран вышла только часть сериала, но то, что было представлено зрителю, особенно, первые серии, получившие большой отклик в Татарстане, не вызвали во мне ощущения исторического несоответствия. Основные претензии, высказанные в Татарстане, касались этнографических деталей. Но мы должны понимать, что определенная стилизация закономерна и допускается, поскольку это – художественное высказывание. 

Вообще, накал страстей, который вызвали первые серии, во многом стал продолжением обсуждения романа после выхода в свет, в 2015-2016 годах. Для многих сериал стал лишь поводом для продолжения тех дискуссий.

Я восхищен тем, как активно некоторые деятели татарской культуры отреагировали на это произведение, тем, с какой энергией вовлечена общественность в это обсуждение. Это редкий пример, когда сериал, произведение на историческую тему, вызывает столь серьезный отклик. Это проявление пассионарности татарского народа.

Другой разговор, что иногда эти высказывания «перехлестывали» допустимые границы. На мой взгляд, обвинения, которые звучали в адрес Гузель Яхиной и создателей сериала несоразмерны масштабу задач. Напомню: речь идет о сериале, а не о чем-то, без чего мы не сможем обойтись. Надо держаться в разумных границах.

Татарская культура в ХХ веке уже сталкивалась с примерами, когда что-то можно было изображать, а что-то - нельзя. Наши мастера культуры проходили через это, а сегодня многие выступают с требованиями запретить, «не позволить очернять»… Мне это напоминает не лучшие времена нашей истории. Сейчас так не работает. Те, кто хотят закрыть сериал, добьются противоположного – еще большего вовлечения зрителей и большего успеха картины. 

Это попытка преподнести историю благостно, а наших предков – живущими в райских кущах. Словно у нас не было никаких проблем, и даже если они были у других народов, то татарский народ находился в вакууме благочестия, в белых одеждах. Да, в начале 20 века татарский народ имел выдающихся представителей культуры, наш уровень развития никто не может отрицать. Но в бытовой культуре бывало всякое, как и у любого другого народа.

Например, непонятны вопросы по поводу злой свекрови, роль которой блестяще исполнила Роза Хайруллина (сейчас она в Москве, но долго и успешно работала в Казани).  Кто-то говорит, что такой свекрови быть не может. И это, знаете ли, какой-то расовый перекос – значит только татарская свекровь такой быть не может?  А русская, марийская, африканская может? Я знаю реальные примеры «ангельских» и «демонических» свекровей у разных народов.

Или, вот, недовольство некоторых зрителей, тем, что Муртаза бьет свою жену – мол, очерняем быт татарской деревни. Да всякое было!  Как говорят психологи, надо отпустить ситуацию: сериал и роман созданы не для того, чтобы кого-то очернить. Не было такой цели у Гузель Яхиной. Это художественный вымысел.

Я с нетерпением ожидал, что после любителей «чистоты татарского народа» выскажутся ценители 30-х годов, считающие, что в этот период советской истории тоже все было идеально – только поступательное движение, никакой насильственной коллективизации.

«Не очерняйте, не высказывайте, не говорите», - требуют они. Но то была история, и десятки авторов уже говорили об этом. Давайте запретим эту литературу, не будем смотреть художественные фильмы. На историю станем смотреть благостно…  Однако, если мы не будем знать правду, то не сможем ответить явным фальсификаторам, которые хотят, например, переписать историю Великой Отечественной войны. О трагедии нашего крестьянства в 30-е годы мы должны знать. Через легкий жанр (а Яхина пишет массовую литературу, и очень успешно это делает) молодежь узнает о судьбе своих прадедов и прабабушек.

Я не на 100%  разделяю все, что происходит в сериале. Например, справедливое возмущение вызвал эпизод «перекличка заключенных», где зачем-то сценаристами использованы имена живых людей, российских муфтиев. В романе этого нет. На мой взгляд, это возмутительно, и ответные реакции были справедливы.

Отмечу, в сериале очень  хорошо играли актеры казанских театров. Они не имели кинематографического опыта, но этого никто не видит – они абсолютно органично смотрятся в кадре рядом с Хаматовой, Маковецким.

Меня восхищает мужество и культурная воля руководства Татарстана, которое благословило проект, одобрило, предоставило возможность для съемок. Вызывает уважение и позиция министра культуры Татарстана, которая продолжает настаивать, что такое художественное высказывание должно иметь место.

Восхищает Гузель Яхина, которая  вообще не реагирует на высказывания о сериале, и Чулпан Хаматова, которая более эмоциональна и не ожидала, что ее образ так воспримут, но тоже не вступает в полемику с обвинительной позиции. Ведь обвинять зрителя, спорить с ним, для деятеля культуры – неправильно. Тем более в Татарстане, где историческая канва становится частой темой для современных высказываний. Я считаю, огромное достоинство Татарстана в том, что история здесь – непыльная, живая». 

Правда только приоткрыта

Гузель Валеева-Сулейманова, искусствовед:

«В самом начале книги увидела некоторые несоответствия. Так, героиня ходила на кладбище, носила втайне на могилу умершей дочери конфеты. Такой обряд, имеющий корни в язычестве, у татар не бытовал.  Я объездила многие татарские села в  этнографическо-искусствоведческих экспедициях, но о таком обычае никогда не слышала, о нем никто не рассказывал. Наоборот, его отрицали и говорили, что так  поминали умерших только татары-кряшены. У татар-мусульман это не было принято.

Что касается темы насильственного раскулачивания, то она соответствует исторической правде, однако раскрыта не  полностью, я бы сказала, только приоткрыта.  В ходе экспедиций по селам Татарстана, в последнее деятилетие в Альметьевский район,  собирая информацию по истории и культуре татарских сел, изучая архивные данные, могу сказать, что рассказы о жертвах  раскулачивания слышала почти в каждой второй или третьей семье. Многие были сосланы в Сибирь, на стройки Магнитки и в  др. трудовые лагеря, так там и  остались. Кого ни возьми из религиозных деятелей – мулл, священников  – все поголовно были репрессированы. В колхозах зерно забирали, люди голодали. Все знают о голоде в Поволжье! Так называемых «кулаков», которые на самом деле были крестьянами со средним достатком, сажали в тюрьмы, расстреливали,  выгоняли их семьи из домов с детьми, имущество раздавали лояльным советской власти. Это было своего рода формой грабежа. Раскулачивали часто не потому, что «середняки» выступали против советской власти, а потому, что пришедшая к власти беднота позарилась на имущество трудовых материально крепких семей. Все это сохранилось в памяти у сельчан. В Восточном Закамье еще и сейчас помнят про известное  «Вилочное восстание» татарских крестьян против сборщиков зерна.

Кому-то политически выгодно приукрашивать этот период  «славной» истории становления колхозов, но на самом деле это было разорение индивидуальных крестьянских хозяйств. Понимаю, не хочется выпячивать трагические страницы истории страны, но это необходимо знать, чтобы в будущем такое не повторилось».  

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах